george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Categories:

Мультипликация и смерть

Вадим Жук в Фейсбуке поднял интересную тему – о мере допустимого в отношении к смерти:

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1524550644485405&id=100007914517792&comment_id=1524674274473042&offset=0&total_comments=9

Можно ли смеяться над смертью, как это делал Григорий Горин, вложив эту мысль в уста своего любимого Свифта? «Смерть боится казаться смешной! Это - её уязвимое место... Того, кто над ней смеётся, обходит стороной...» Судьба самого Горина, следовавшего этому принципу, вроде бы, такую мысль опровергает. Или же смерть лишена чувства юмора? Другой великий драматург, Евгений Шварц, считал, что «Смерть-то, оказывается, груба. Да ещё и грязна. Она приходит с целым мешком отвратительных инструментов, похожих на докторские. Там у неё лежат необточенные серые каменные молотки для ударов, ржавые крючки для разрыва сердца и ещё более безобразные приспособления, о которых не хочется говорить».

Посмотрим, как решали эту проблему советские мультипликаторы…

Видимо, старейший из дошедших до нас образов Смерти в советской мультипликации относится к 1932 году. Смерть появлялась в финале первого советского двухцветного фильма «Симфония мира» С.Тарасова и В.Сюмкина, имевшего антипацифистскую направленность и разоблачавшего лицемерие участников Женевской мирной конференции. В этой работе (как можно легко догадаться) Смерть носила классовый характер, появляясь на красном фоне в чёрном плаще и цилиндре – знаке принадлежности к миру капитала. Образ вполне себе зловещий. Интересно, что из трёх дошедших до нас фрагментов этого фильма два представляют собой именно кадры с изображением Смерти.

Следующий пример – 1939 год, фильм Александра Иванова «Дед Иван» по советской сказке «Как старик Смерть прогнал». Смерть здесь тоже традиционно-зловещая, в фиолетовом плаще. Победа человека над смертью происходит под влиянием величия и могущества советской страны – после знакомства с достижениями сельского хозяйства, строительства и военной техникой старик попросту отказывается умирать и прогоняет Смерть прочь. Несмотря на торжество советской действительности над Смертью, высмеивания её здесь нет. Ни смешной, ни жалкой она не выглядит.

"Дед Иван" (чёрно-белый вариант):



В 1950-е годы по понятным причинам тема и образ смерти в советской мультипликации не возникают вовсе. Видимо, первым, кто вернулся к изображению Смерти на мультипликационном экране, был Вадим Курчевский. В «Легенде о Григе» (1967) Смерть – лишённое лица существо, противостоящее Доктору в борьбе за жизнь Грига. Характерно, что Смерть здесь не окрашена в зловещие тона, а напротив, изображена с присущей советской детской мультипликации мягкостью. Доктор, хотя и называет её своим врагом, но общается с ней как с давним шахматным партнёром, а когда Смерть проигрывает, после свадьбы Короля троллей, появляется с ней в обнимку в подвыпившем виде.



Интересно, что Смерть появляется и в творчестве Николая Серебрякова – в фильме «Разлучённые» (1980). Ни в титрах, ни по сюжету она не именуется Смертью, но в производстве кукла носила именно это наименование. В образной системе Серебрякова Смерть находится на службе у Трёх Толстяков. Она разлучает Суок и Тутти, доставляет заказ на изготовление куклы Тубу и следит за его выполнением, она же ведёт Суок на казнь и погибает под ударом кулака Тибула.

В том же году Смерть появляется в экранизации пушкинской «Сцены из Фауста» в фильме Андрея Хржановского «Прощай, свободная стихия» («И с вами снова я…»).

Дважды советские мультипликаторы брались за экранизацию известной польской легенды о докторе Бартеке. Первым это сделал Леонид Зарубин в Киеве, в 1979 году, в фильме «Сказка о чудесном докторе». В этой постановке, довольно простой, сюжет изложен довольно близко к первоисточнику. Интерпретация Марины Новогрудской, осуществлённая в жанре мюзикла, значительно сложнее и финал в ней сильно переосмыслен. В двухсерийном фильме «Доктор Бартек и Смерть» (1989), несмотря на некоторую долю претенциозности, тема смерти, пожалуй, раскрыта наиболее мощно и масштабно за всю историю отечественной мультипликации. Интересно, что обе экранизации трактуют образ Смерти (вослед интерпретации Курчевского) как фигуры, лишённой лица (или хотя бы глаз). В обоих фильмах Смерть предстаёт как величественная, грозная и мудрая сила (у Зарубина – не лишённая к тому же благородства). Ни о каком вышучивании речи не идёт.

Ссылка на «Сказку о чудесном докторе»:
http://multmir.net/multfilm-1310-skazka-o-chudesnom-doktore

«Доктор Бартек и Смерть»:





Ещё один сюжет о победе человека над смертью – «Геракл у Адмета» Анатолия Петрова (1986). У Петрова Танат – как и положено, грозный и безжалостный бог, который жестоко отомстит Гераклу за своё унижение (хотя это и останется за рамками сюжета фильма).

«Карнавализация» образа Смерти в советской и постсоветской мультипликации, конечно, тоже была. Неоднократно персонажи фильмов переодевались в присущие Смерти атрибуты, чтобы навести на кого-нибудь ужас (например, в лентах «Как казаки на свадьбе гуляли» Владимира Дахно или «Куплю привидение» Екатерины Образцовой).

Редкий фильм, где автор не просто показывает Смерть обаятельной, а выражает ей сочувствие – знаменитая «Аменция» Сергея Айнутдинова (1989). Смерть здесь сама становится жертвой нарастающего хаоса ХХ века, теряя прежние сакральность, благородство и величественность. Одна из самых неожиданных и ярких трактовок темы…



А вот в 1990-е и 2000-е, когда, следуя «пилотовской» традиции, доминирующим жанром в постсоветской мультипликации стал фильм-анекдот с интонацией стёба, смех над смертью стал делом обычным. Характерный пример – микросериал Дмитрия Высоцкого «Бабушка и Смерть» (2001), мысль и сюжет которого стали весьма распространёнными в мировой мультипликации в последние годы.







В картине Эдуарда Беляева «Солдат и Смерть» (2006) из проекта «Гора Самоцветов» (по удмуртской сказке) Смерть – наивная простоватая барышня, легко обманутая солдатом. Здесь ни на величественность, ни на демонизацию образа нет даже намёка. Напротив, сюжет вызывает жалость к Смерти как к безобидному глуповатому персонажу, павшему жертвой солдатского коварства.



Все эти примеры, разумеется, далеко не исчерпывают ни бесконечную тему смерти, ни даже случаи её персонификации в мультипликации. Можно вспомнить ещё немало работ республиканских мультипликаторов, произведений постсоветской анимации (например, Смерть в образе кошки в фильме Марии Муат «Он и Она»). Об изображении смерти в анимационном кино можно писать диссертации.

Но что хочется отметить – это вытеснение в последние годы темы борьбы со смертью попытками её осмысления. Это выразилось, в частности, и в сюжете картины Михаила Алдашина «Бессмертный» (2012). Но мне больше по душе дописанный Геннадием Новожиловым финал сказки «Солдат и Смерть» - к сожалению, пока не экранизированный. В нём солдат, став царём и избавив народ от Смерти, убеждается, что ничего хорошего это не принесло. Лишённые страха смерти люди деградируют, государство погружается в хаос, распространяется голод. Сам солдат заболевает тяжёлой болезнью и, не в силах дольше мучиться, освобождает Смерть и просит у неё прощения. «Эх ты, непутёвый. Ну ладно, уж так-то не убивайся. Дело поправимое».



Так вот: не знаю как к смеявшемуся над смертью Горину, а к Геннадию Дмитриевичу она оказалась благосклонной. Он умер в 2007 году легко и быстро, не успев ни одряхлеть, ни измучиться от предсмертных болячек. Ни каменные молотки, ни ржавые крючки к нему не применялись…
Tags: анимация, современная анимация
Subscribe

  • Аркадий Райкин - 110

    Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Аркадия Райкина. В 2011 году мне довелось поучаствовать в научной конференции, посвящённой его…

  • Долгожданное

    Пришёл последний том. Собрано!

  • 1 сентября

    Ко Дню Знаний в год 100-летия Е.Т.Мигунова.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Аркадий Райкин - 110

    Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Аркадия Райкина. В 2011 году мне довелось поучаствовать в научной конференции, посвящённой его…

  • Долгожданное

    Пришёл последний том. Собрано!

  • 1 сентября

    Ко Дню Знаний в год 100-летия Е.Т.Мигунова.