george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Categories:

Ночь в музеях - впечатления

При теперешнем материальном положении, когда найти деньги на посещение выставок затруднительно, хотелось использовать позавчерашнюю «Ночь в музее» для осмотра тех экспозиций, которые содержат важные для работы профильные «составляющие». Поэтому позавчерашний день и вечер я провёл в Институте русского реалистического искусства и в Третьяковке.


Выставка «Искусство в эвакуации» в ИРРИ, организованная, как обычно, с большим вкусом, дала много информации, крайне важной для будущих статей. Организаторам удалось собрать богатую подборку произведений, созданных в эвакуированных учреждениях культуры – эскизов для фильмов ЦОКСа, постановок Большого театра, работ учеников и преподавателей МСХШ и художественных вузов, вывезенных в Самарканд.

Пожалуй, главным проколом выставки является полное отсутствие не только работ, но даже упоминания о первом выпуске художественного факультета ВГИКа 1943 года. Помимо того, что проигнорированы такие крупные имена, как Богданов, Мясников, Свидетелев, Куманьков, Пашкевич, Васин, Каманин, Дешалыт, Виницкий, Дихтяр, Фрейдин и др., на выставке в результате почти отсутствует «алма-атинская» тематика, представленная только деятельностью ЦОКСа (преимущественно – работой над «Иваном Грозным»). Единственным крохотным отголоском вгиковской темы на выставке являются материалы к разработке «Теремка» А.П.Сазоновым и Е.Т.Мигуновым, взятые из архива И.П.Иванова-Вано в ГЦМК. Это очень сильно обедняет проект.

Покоробило отсутствие указаний на авторство песен военных и предвоенных лет в комментариях к «аудиосегменту» выставки. Видимо, в отличие от опер, балетов и симфоний, песни, по мнению организаторов, пишутся сами, без участия композиторов и поэтов, поэтому их упоминать не обязательно.

Зато очень хорош раздел, посвящённый работам педагогов и студентов Московского художественного института. Особенно это было ценно для меня, поскольку в них изображена (и весьма зримо) жизнь Самарканда того самого периода, когда там базировался «Союзмультфильм». За отсутствием мало-мальски подробных мемуарных текстов о самаркандском периоде жизни студии информацию о нём приходится черпать почти исключительно из документов, и её визуальное подкрепление – очень важная для меня вещь. Смотреть на улочки, по которым ходили студийцы, дома, в которых они жили, столовые, подобные тем, в которых они питались, не менее важно для ощущения времени, чем читать о проблемах снабжения столовой студийного ОРСа, о заселении её работников в общежития, о нанятых в штат арбакешах и заведующих конным двором, о трудовой мобилизации художников и прочем. Не менее интересны воспоминания студентов МХИ, приведённые в каталоге выставки – особенно интересно было обнаружить сходство уловок и авантюр студентов МХИ в Самарканде и ВГИКа в Алма-Ате в их борьбе с голодом и дефицитом дров (вплоть до одинаковых приёмов подделки хлебных карточек и разбора перегородок между мужской и женской секциями туалетов).

Тем обиднее наблюдать бедность информации о «Союзмультфильме» в каталоге выставки. При том что в единственном абзаце, посвящённом этой теме, нет явных ошибок, авторы даже не позаботились пояснить сюжет приводимой на выставке «раскадровки» «Царь Салтан в эвакуации», не рассказав ни об изображённых в ней должностных лицах студии, ни о самой истории создания фильма. Вообще, то, что организаторы выставки не воспользовались консультацией специалистов (мои советы они запрашивали только через посредников), сильно обеднило и собственно состав экспозиции. Даже из фондов ГЦМК было взято не всё, относящееся к «самаркандскому» периоду работы «Союзмультфильма» (эскизы Кузнецова к «Сказке о царе Салтане» и Амальрика к «Синдбаду-мореходу» и вовсе делались не в эвакуации), а я мог бы подсказать и ещё некоторые изоматериалы, местонахождение которых, думаю, пока известно только мне. Совсем печальное зрелище представляет собой биографический раздел каталога, полный ошибок (из мультипликаторов их лишена, пожалуй, только справочная статья о Сюзанне Казимировне Бялковской).

Очень удачен дизайн выставки и этикетажа, стилизованного под телеграфные ленты. Помимо фактуры, знакомой каждому архивисту, работавшему с документами военного времени, такой приём снимает претензии к опечаткам и погрешностям (например, написанию фамилии Бялковской через «е» или наречия «в последствие») – они воспринимаются как стилизация под неизбежные ошибки телеграфистки. Хочется отметить приёмы экспонирования, подчёркивающие специфику времени (привлечение внимания к графическим листам с двусторонним изображением, свидетельствующим о дефиците бумаги), использование сопроводительного материала (документов, писем, фотографий). Пересказывать впечатление от конкретных работ не хочется, как не хочется портить изложением содержание фильма.

Вообще, выставка подкупает именно подбором «непарадного», «камерного» материала о войне и этим выгодно отличается от военного раздела экспозиции в Третьяковке, где собраны хрестоматийные живописные монументальные полотна, куда менее впечатляющие. Мне контраст был особенно очевиден, т.к. в Третьяковку я поехал сразу из ИРРИ.

Туда я отправился ради выставки «Гиперреализм. Когда реальность становится иллюзией», где собраны произведения советских художников 1970-90-х гг., использовавших приёмы гиперреализма. Из мультипликаторов на выставке представлены Анатолий Петров (в основном, фильмом «Полигон») и Владимир Тарасов (картинами «Пуговица» и «Перевал» в сопровождении работ Анатолия Фоменко, послужившими основой изобразительного решения «Перевала»).

Хочется отметить саму попытку рассмотреть творчество Анатолия Петрова в контексте той культуры, опыт и наработки которой он использовал в своём фильме. «Зал» с материалами к «Полигону» и фильму «И мама меня простит» обособлен от остального пространства выставки, но не изолирован от него, и посетители имеют возможность, знакомясь с живописными работами, сопоставить их с экранной, оценив технологическую специфику целлулоидной мультипликации и сложность адаптации её для достижения эффекта «фотореализма». Совершенно оправданна попытка «развести» при экспонировании целлулоидные слои контурного и «светотеневого» изображений вместо того чтобы просто наложить их друг на друга, как это обычно делалось ранее при использовании материала на других выставках. Хотя близость целлулоидных листов не всегда даёт зрителю возможность разглядеть второй слой за передним, но сам подход следует признать верным. Огорчает не вполне удачный текст к «петровскому» разделу, но, судя по тому, что можно было видеть, сам анимационный «зал» вызывает серьёзный интерес публики, являясь одним из самых востребованных на выставке.

У выставки «Гиперреализм», к сожалению, пока нет каталога, он ожидается в июне. Интересно будет посмотреть, как вклад Анатолия Петрова будет представлен там.

В любом случае рекомендую тем, кто ещё не успел, посетить эти два культурных события. «Искусство в эвакуации» продлится до 11 октября, «Гиперреализм. Когда реальность становится иллюзией» - до 26 июля.
Tags: Анатолий Петров, Анатолий Сазонов, День Победы, Мигунов, Союзмультфильм, анимация, выставки
Subscribe

  • "Но книжку-то можно? Книжку!"

    Сегодня пришло сообщение от редактора-составителя двухтомного альманаха «Окуджава, Высоцкий, Галич…» Андрея Евгеньевича Крылова. Как я и…

  • Новая мифология

    Хароновирус Подземное царство Ковида Антитени ПатологоТанатом

  • Акционеры - 99

    22 года назад, 1 июля 1999 года, «Союзмультфильм» был акционирован. Как все уже, наверное, знают, это было сделано тайно, в обход законов и процедур…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments