george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

Краткость - сестра таланта

Уже давно я задумал сделать книгу об Анатолии Петрове. Материала - достаточно: монологи Анатолия Алексеевича, воспоминания коллег, документы. План составлен довольно подробно. Но пока не сподобился подобраться к теме - и без того много незавершенного накопилось.
Под катом - первый набросок к задуманной книге. Может, кому любопытно будет. О некоторых эпизодах "Геракла у Адмета" и нюансах истории создания картины. В книге, конечно, история фильма будет изложена более подробно; здесь - только фрагмент.

Мало кто знает, что многострадальный шедевр Анатолия Петрова «Геракл у Адмета» претерпел в процессе производства смену трех монтажных редакций.
Еще на втором году производственного периода, в июле 1983 года, поняв, что съемки чрезмерно затягиваются, директор «Союзмультфильма» Зотов издал приказ: сперва закончить все работы по мультипликату, и лишь затем приступать к остальным цеховым операциям.
Приказ был выполнен. Петров сделал черновой мультипликат полностью, представил ролик с черновым монтажом – в первой редакции, близкой к режиссерскому сценарию. Но темпов производства это не ускорило – фильм безнадежно завяз в цехах, а в конце концов цеховые работы почти полностью сконцентрировались в группе, количество исполнителей предельно сократилось.
После нескольких лет работы и многократных пролонгаций дирекции это надоело, и было спущено распоряжение сокращать фильм до одной части.
Петров переработал весь монтаж, для чего ему пришлось даже изменить сюжет, но приказ выполнил. Половина материала полетела в корзину. Так возникла вторая монтажная редакция.
Еще через несколько месяцев Зотов разрешил вновь увеличить метраж – до полутора частей. Была сделана третья монтажная редакция, в которую вернулось многое из выброшенного в корзину. Многое – но не все.
Не были восстановлены несколько мелких эпизодов, оставшихся в режиссерском сценарии, – например, встреча Адмета с прохожим в Дельфах (прохожего должен был озвучивать Евгений Весник), где объяснялась завязка сюжета. Выпал подробно разработанный эпизод праздника в Фессалии, от которого осталось лишь несколько статичных кадров. Не вернулся в фильм большой эпизод встречи Адмета с козопасом (его озвучивал Георгий Бурков), хотя он был уже целиком готов в цвете, т.е. прошел все цеховые операции, и вообще – именно с него началась работа над картиной. Осталась сильно переделанной и сокращенной сцена битвы Геракла с Танатом (в частности, исчезли реплики придушенного Таната: «Потом и сам в моих руках попляшешь», и ответ Геракла: «Это будет потом, а сейчас ты мой», а также условие, поставленное Танатом Гераклу – о трехдневном молчании Алкестиды и искупительных жертвах богам). Изменился диалог Геракла со слугами. Но самым пагубным было сокращение эпизода «самоубийство Адмета». Когда режиссер заикнулся было о необходимости восстановить этот эпизод в монтаже, Зотов воскликнул: «Самоубийство?! Ни в коем случае!». В советском кино к сценам суицида руководство относилось очень болезненно.
Эта сцена следовала за ночной битвой Геракла с Танатом, где Геракл добивался жизни для Алкесты, но Адмет об этом еще не знал. Под утро он пытался покончить с собой.
«Утром Адмет уединился в дальнем углу двора. Здесь он достает короткий меч, который прятал в складках одежды, и, оглянувшись, не смотрит ли кто, приставляет меч острием к груди.
- АДМЕТ! – окликает его уже знакомый нам голос Гермеса.
Адмет видит Гермеса, возникшего в тени листвы.
- ЧТО ХОЧЕШЬ СДЕЛАТЬ ТЫ?
Гермес отводит острие меча от груди Адмета.
- ВЕДЬ ВСЕ В ПОРЯДКЕ. НАШЕЛСЯ ТОТ, КТО ЗАМЕНИЛ ТЕБЯ, И ЭТИМ ЖИЗНЬ ПОДАРИЛ ТЕБЕ.
Адмет:
- ДА, ОН НАШЕЛСЯ, И ЭТОТ ЧЕЛОВЕК, ЕГО ДУША ТЕПЕРЬ ДОРОЖЕ МНЕ, ЧЕМ ЖИЗНЬ. ТЕПЕРЬ ХОЧУ Я В ЦАРСТВО ТЕНЕЙ, - Адмет снова подносит меч к груди, - ЧТОБ ДУШУ АЛКЕСТЫ ТАМ РАЗЫСКАТЬ, ЧТОБ БЫТЬ С АЛКЕСТОЙ ВМЕСТЕ ВЕЧНО».
Адмета прерывает бегущий к нему слуга с репликой: «Адмет! Адмет! Сюда идет вчерашний гость»…
Этот эпизод был принципиален для Петрова. Ни об одном другом вырезанном фрагменте он не сожалел так, как об этом. Почему?
И здесь необходимо вспомнить о том, про что, собственно, фильм «Геракл у Адмета».
Как было сказано на одном из худсоветов, это – сюжет о том, как в античном мире рождаются идеи альтруизма.
Адмет в начале фильма – инфантильный юноша, больше всего на свете желающий избежать предсказанной ранней смерти. Избежать любой ценой. Он ставится в условия, когда для выполнения этого желания должен найти человека, готового умереть вместо него. Он еще не понимает, что это значит – найти человека (возможно, единственного в мире), который почувствует боль Адмета как свою собственную. Найти единственную родственную душу. Чтобы сразу же ее потерять. Дьявольская ситуация.
Он ищет добровольца среди подданных. Путешествует по свету – встречает обездоленных, почти обреченных на гибель. Безрезультатно. В конце концов, вернувшись, молча дает понять престарелым родителям, что ждет их решения. Но и они не идут на такой шаг – друг ради друга (в фильме этого эпизода нет, но он есть в литературном сценарии).
Только в последний день жизни Адмета такой человек находится. И лишь в этот момент Адмет осознает, ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ. Потеряв Алкесту, он теряет единственного человека, понявшего его как самое себя. Изменить уже ничего нельзя. Поздно.
Но находится второй человек, который тоже ставит себя на место Адмета – и повторяет подвиг Алкестиды. Это Геракл. Кому как не ему – униженному, но не озлобившемуся, не потерявшему благородство герою, - совершить такой шаг? Он идет на невероятный поступок – выступает против воли богов. И заплатит он за это страшную цену: Танат не бросает слов на ветер. Все мы знаем, какая страшная, мучительная, адская гибель ждет Геракла. Но он этим пренебрегает – ради Адмета.
Таким образом, уже два человека проходят путь к пониманию чужой беды как собственной. Путь к бескорыстной жертвенности.
И именно эпизод самоубийства Адмета показывал, что таких людей – трое. Адмет проходит ту же самую эволюцию: от эгоиста, боящегося смерти больше всего на свете, до человека, понявшего, что есть вещи страшнее смерти. Например, одиночество. И что лучше быть тенью в царстве Аида рядом с близким человеком, чем смотреть на ясное солнце и чистое небо, зная, что рядом не осталось никого, кто бы тебя понял. Поэтому тот эпизод был принципиален для Петрова.

Однако далеко не все сокращения пошли во вред замыслу. Можно привести немало примеров, когда новая редакция оказалась лаконичнее, выразительнее и ярче первоначальной. Когда сокращения приводили режиссера к более выигрышным решениям.
Вот, например, как выглядел в режиссерском сценарии диалог Геракла и слуг Адмета (в сценарии их было двое – разрезальщик и мальчик-виночерпий, в готовом фильме – остался лишь заменивший разрезальщика взрослый виночерпий; данные о крупности планов и их метражах опущены):
«176. Заметив, что печальные слуги не поддались веселью, Геракл остановил за руку разрезальщика:
- В ЧЕМ ДЕЛО? ТЕБЕ НЕ ВЕСЕЛО?
177. – ЛОЖИСЬ К СТОЛУ И ВЫПЕЙ! Я САМ ТЕБЕ НАЛЬЮ.
Геракл наполнил бокал и протянул его слуге.
178. Но тот не лег к столу и не взял бокала, а, потупившись, забормотал:
- О, ЧУЖЕЗЕМЕЦ, ЖЕНА АДМЕТА… АЛКЕСТА… - он умолк, потому что слезы душили его.
179. Тогда на помощь приходит мальчик-виночерпий:
- БЫЛО ПРОРИЦАНИЕ, ЧТО НЕ УМРЕТ АДМЕТ… - и тоже замолкает.
180. Геракл снова обращается к разрезальщику:
- ЧТО ЗА ПРОРИЦАНИЕ?
181. Разрезальщик продолжает:
- …ЧТО НЕ УМРЕТ ОН, ЕСЛИ КТО-ТО СОГЛАСИТСЯ… - и закрывает лицо руками.
182. Мальчик, размазывая по лицу слезы, пытается продолжить:
- …ДОБРОВОЛЬНО СОГЛАСИТСЯ…
183. – НА ЧТО СОГЛАСИТСЯ? – рычит от нетерпения Геракл и…
184. …наконец, сам догадывается:
- ВМЕСТО НЕГО СОЙТИ В ЦАРСТВО АИДА?
Те кивают.
- А ЧТО АЛКЕСТА?
- НИКТО НЕ СОГЛАШАЛСЯ. ТОГДА ОНА… - мальчик снова умолк».
В готовом фильме та же сцена гораздо короче.
Геракл: «В чем дело? Тебе не весело? Тогда ложись к столу и выпей, я сам тебе налью!»
Виночерпий отвечает прерывающимся от горя голосом:
«О, чужеземец… Жена Адмета… Ал… кеста…»
Разбивающийся у ног виночерпия сосуд.
И – резкий монтажный контраст: сцена похорон Алкестиды под скорбную музыку Шандора Каллоша.

А дальше…
Дальше следует важнейшая сцена – диалог Геракла и Гермеса. Сцена ключевая, переломная. Именно в течение этого эпизода Геракл совершает восхождение к осознанию чужого горя как своего собственного. Именно здесь он становится, по сути, другим человеком.
В режиссерском сценарии этот диалог очень продолжителен и занимает несколько страниц. Сам Анатолий Алексеевич рассказывал, что у него не было намерения делать такую развернутую сцену, но худсовет, обсуждая литературный сценарий, настоял на том, что эпизод требует прояснения. В режиссерском сценарии это пожелание было выполнено. Однако, когда была готова раскадровка, тот же худсовет, увидев долгое чередование крупных и средних планов Геракла и Гермеса, велел сократить сцену. Возможно, в ходе смены монтажных редакций она вновь изменилась.
Вот как выглядел диалог и весь эпизод в режиссерском сценарии:
«185. Геракл все понял. Он ринулся к дверям, ведущим в покои Алкестиды, со словами:
- ЧТО Ж СРАЗУ НЕ СКАЗАЛИ?
186. Маленький виночерпий встал на пути у Геракла, пытаясь заслонить собой дверь:
- АДМЕТ ВЕЛЕЛ МОЛЧАТЬ ОБ ЭТОМ, ЧТОБ ОТДЫХ ТВОЙ НЕ ОМРАЧАТЬ СЛЕЗАМИ ПЕЧАЛИ, ЧТОБ НЕ НАРУШИТЬ ЗАКОН ГОСТЕПРИИМСТВА.
187. Отчаянная храбрость мальчика и смысл сказанных им слов остановили порыв Геракла, заставили задуматься. Он обернулся к столу…
188. …взглянул на картину пира. Вакханалия была в самом разгаре.
189. Гермес, поднимая бокал и приглашая Геракла вернуться к столу, спросил:
- О ЧЕМ ЗАДУМАЛСЯ?
190. Геракл молчал.
191. Гермес:
- НАВЕРНО, ОБ АЛКЕСТЕ?
192. – КОНЕЧНО, - ответил, наконец, Геракл и, присев на край ложа Гермеса, добавил: - ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, СОГЛАСИЛАСЬ НА ТАРТАР САМА.
193. Гермес возразил:
- ТАК ЧТО Ж, ВЕДЬ СОГЛАСИЛСЯ МУДРЫЙ ХИРОН СОЙТИ К АИДУ ВМЕСТО ПРОМЕТЕЯ.
194. Геракл:
- ХИРОН – КЕНТАВР, АЛКЕСТА – ЖЕНЩИНА, СОЗДАНЬЕ ХРУПКОЕ, И ВДРУГ ТАКАЯ СИЛА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШИ!
195. Гермес иронически засмеялся:
- ДА, Я Б СКАЗАЛ: БОЛЬШАЯ РЕДКОСТЬ ТАКАЯ СИЛА ДУШИ СРЕДИ ЛЮДЕЙ. НИКТО Ж НЕ СОГЛАШАЛСЯ.
196. Геракл:
- ДА, ДА, НИКТО.
197. Так же иронично Гермес спросил:
- А МОЖЕТ БЫТЬ, АДМЕТ ТОГО НЕ СТОИЛ?
- АДМЕТ?!! – Геракл возмущенно хлопнул себя кулаком по колену. – САМ АПОЛЛОН БЫЛ БЛАГОДАРЕН АДМЕТУ ЗА ГОСТЕПРИИМСТВО. – Геракл отмахнулся. – НЕТ, НЕТ, ТЫ НЕ О ТОМ…
198. - …ПРЕДСТАВЬ СЕБЕ, ОН ДОЛЖЕН БЫЛ РАССТАТЬСЯ С ЖИЗНЬЮ, И ПОЛОВИНЫ НЕ ПРОЙДЯ ЗЕМНОГО ПУТИ.
199. Геракл:
- ЧТО БЫ Я НА МЕСТЕ АДМЕТА ПЕРЕДУМАЛ, ПЕРЕЧУВСТВОВАЛ! – Он потряс головой, точно хотел сказать: - БР-Р-Р!..
Геракл, кажется, действительно проникся сутью переживаний Адмета.
200. Гермес перестал посмеиваться, слушал внимательно.
- ЛЕДЕНЯЩИЙ УЖАС, Я ДУМАЮ, ЕГО ПРЕСЛЕДОВАЛ, - продолжал голос Геракла за кадром.
201. Геракл:
- И ЗНАЕШЬ, СТРАШНЕЕ БЫЛ НЕ ТАРТАР…
202. - …А ТО, ЧТО НИКТО НЕ СОГЛАСИЛСЯ ПОМОЧЬ…
Вечно пьяный Силен, щурясь, вслушивался в разговор.
203. Притихла и прислушалась к разговору веселая компания сатиров и менад.
Голос Геракла за кадром:
- …ЧТО КАЖДЫЙ ДУМАЛ ТОЛЬКО О СЕБЕ.
204. Гермес:
- ТАК И АДМЕТ ВЕДЬ ДУМАЛ ТОЛЬКО О СЕБЕ?
205. Геракл:
- ДА, ДА, ТЫ ПРАВ, - Геракл усиленно тер себе лоб, - И В ТО ЖЕ ВРЕМЯ НЕТ…
206. - …ВСЕ ДЕЛО В ТОМ, НА ЧЬЕМ ТЫ МЕСТЕ: НА МЕСТЕ ТОГО, КТО ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ, ИЛИ ТОГО, КТО ЖИТЬ ОСТАНЕТСЯ.
Геракл оживился. У него ощущение, что он ухватил самую суть.
207. Гермес:
- НЕ ПОНИМАЮ.
208. – А ВОТ АЛКЕСТА ПОНЯЛА. – Возбужденный, Геракл встал, прошелся туда-сюда, снова сел. – ТЕПЕРЬ МНЕ ЯСНО САМОМУ: АЛКЕСТА ПОНЯЛА, ЧТО ОН, АДМЕТ, ВПЕРВЫЕ ОСОЗНАЛ, ЧТО ОН ОДИН, ОДИН ДУШОЙ. КАК ВАЖНО БЫЛО ЕМУ СОЧУВСТВИЕ! ВОТ, ВОТ! СОЧУВСТВИЕ!
209. Геракл многозначительно поднял палец:
- А БЫЛО ОНО ЛИШЬ В ТОМ, КТО СОГЛАСИЛСЯ НА ТАРТАР ЗА НЕГО.
Удовлетворенный, Геракл засмеялся.
210. Гермес, напротив, смотрел растерянно:
- Я ВСЕ ЖЕ НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛ.
Геракл покровительственно хлопнул его по плечу:
- ВАМ НА ОЛИМПЕ НАДО СОБРАТЬСЯ ВСЕМ И ЭТО ДЕЛО ОБМОЗГОВАТЬ, А Я ПОШЕЛ. МНЕ ЯСНО, ЧТО Я ДОЛЖЕН ДЕЛАТЬ.
211. Геракл встал и направился к дверям.
212.Гермес встал в дверях, преграждая Гераклу путь.
- ТЫ ЧТО-НИБУДЬ ЗАДУМАЛ?
213. Геракл миролюбиво улыбнулся:
- Я ТОЖЕ ДОЛЖЕН ЧТО-ТО ПОЛОЖИТЬ НА ЖЕРТВЕННИК И ЗА АЛКЕСТУ ЗАМОЛВИТЬ СЛОВЕЧКО ПЕРЕД БОГАМИ ТАРТАРА.
214. Гермес слушает. Голос Геракла за кадром продолжает:
- САМ ПОСУДИ, БЫТЬ ГОСТЕМ, БЫТЬ ТАК ГОСТЕПРИИМНО ПРИНЯТЫМ И…
215. Геракл развел руками (жест выразительнее слов):
- САМ ПОНИМАЕШЬ, ЭТО ЗНАЧИТ БЫТЬ НЕБЛАГОДАРНЫМ. НЕТ!
Я Б НАРУШИЛ ЗАКОН ГОСТЕПРИИМСТВА, ОСВЯЩЕННЫЙ ЗЕВСОМ.
216. Геракл перехитрил хитрого Гермеса. Наигранный пафос в последних словах и ссылка на авторитет Зевса убедили Гермеса, и он уступил Гераклу дорогу».
В готовом фильме весь этот пространный текст сжат до пяти фраз Геракла. Фраз очень коротких. Но именно в этих пяти емких репликах – пять ступенек духовного восхождения персонажа.
Гераклу парирует Гермес, который в течение всего диалога играет роль «глухого» собеседника-прагматика, даже не догадывающегося, что творится в душе Геракла. Его понимание ситуации, как почти во всех сценах фильма, совершенно отличается от взгляда собеседника.
Вот эти пять фраз, каждая из которых знаменует переход Геракла в новое эмоциональное состояние:
Первая реплика – ГНЕВ:
«Что ж сразу не сказали?!!»
С этими словами Геракл срывает покров и вскакивает с ложа, готовый «бить морды» лицемерам-слугам, но его останавливает Гермес:
«Об этом им велел молчать Адмет».
Вторая фраза – ИЗУМЛЕНИЕ:
«Молчать о смерти Алкестиды?!»
Геракл в недоумении, он еще не осознал до конца благородство Адмета. Гермес успокаивающе поясняет:
«Ну да. Чтоб отдых твой не омрачать слезами своей печали…».
Далее следует третья реплика Геракла. Самая короткая и самая глубокая, самая емкая. Реплика – ПОТРЯСЕНИЕ. Геракл медленно, прищелкивая пальцами, произносит:
«Ах, Адмет!..»
Именно в этот момент происходит перерождение. Геракл мысленно ставит себя на место Адмета и понимает ВСЕ.
Гермес легкомысленно отвлекает его: «Продолжим наш веселый пир!»…
Геракл откликается четвертой репликой:
«Нет, надо что-то сделать!»
В этой фразе – ОСОЗНАНИЕ НЕОБХОДИМОСТИ ОТВЕТНОГО ПОСТУПКА. Геракл уже понимает, что не может оставить благородство Адмета без отклика.
Гермес, сам того не понимая, подталкивает Геракла к следующему, последнему шагу:
«Судьбы не изменить!»
Геракл, погруженный в себя, повторяет эту реплику:
«Судьбы не изменить…»
В этой, пятой фразе – ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ. Произнося ее, Геракл уже знает, ЧТО должен сделать. Гермес своим ответом только уточняет ситуацию и намерения Геракла.
Пять реплик, пять крупных планов. Пять этапов духовного перерождения. Около двадцати секунд. Насколько эта трактовка эпизода лаконичнее многословного диалога!
Tags: Анатолий Петров, Союзмультфильм, анимация
Subscribe

  • Аркадий Райкин - 110

    Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Аркадия Райкина. В 2011 году мне довелось поучаствовать в научной конференции, посвящённой его…

  • Космическая-патриотическая

    Мы едем, едем, едем К далёкой МКС – Помочь родимым Федям Наладить там процесс. У нас не жизнь, а сказка, Преграды нам – мираж. Покруче, чем у Маска,…

  • Предсказание

    Школьник на стене сортира Написал: "Колян - гондон!" Видно, Нобелевкой Мира Скоро будет награждён...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments