george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

Мартовские тезисы

Появилась замечательная рецензия псковского зрителя на свежую отечественную анимационную продукцию, весьма точно освещающая сложившееся в последние годы положение:

http://gubernia.pskovregion.org/number_783/14.php

Здесь поставлен, по-моему, вполне справедливый «диагноз». Я же хочу дополнить его своим взглядом на «историю болезни». Очень коротко, тезисно.

1. В советской мультипликации, как и во всём советском кино, был принят за основу постулат демократичности кинозрелища. С ним было согласно большинство советских режиссёров (за редкими исключениями). Поэтому одним из важнейших профессиональных качеств кинорежиссёра было умение совершать авторское высказывание в рамках тематического заказа, делая его доступным для массовой аудитории, в том числе детской. С учётом этого требования строилась кадровая политика – к режиссуре допускались в первую очередь люди, чувствующие зрителя, главным образом – детского, и умеющие (или готовые учиться) говорить с ним «на равных». Исключений было немного.

2. С начала 1980-х годов советская культура начала дряхлеть, и параллельно с этим процессом стала формироваться новая генерация творческих работников (преимущественно – не связанных с киностудией «Союзмультфильм»), для которых принципы советского кино были чужды; целеполагания его мастеров они не разделяли. С середины 1980-х эта генерация всё сильнее заявляла о себе, и в 1989 году перехватила инициативу, начав диктовать моду в кинопроцессе. Под новые правила была подведена теоретическая база (т.н. «концепция Прохорова» - по имени её наиболее яркого пропагандиста), выражавшаяся в призыве «Довольно жить законом, данным Адамом и Евой!» - т.е. «хватит обслуживать интересы детского зрителя». По этой концепции, мультипликации должно было доказать, что она – не менее серьёзное искусство, чем музыка, литература, скульптура, живопись. Поскольку доказать это, оставаясь в русле массового зрелища, было невозможно, за основу было взято разделение кино на массовое и элитарное. Для авторского высказывания было предназначено «авторское кино», не рассчитанное на широкую аудиторию, и производимое для демонстрации на фестивальных смотрах.

3. Результатом проведения в жизнь данной концепции стало формирование анимации 1990-х годов, тяготеющей к двум полюсам – элитарного кино, игнорирующего запросы и интересы зрителя, и массового, лишённого какой бы то ни было художественной составляющей и предназначенного для обслуживания широкой публики (в первую очередь, в сериальном и полнометражном форматах). Авторское высказывание в рамках «коммерческого кино» стало считаться нонсенсом. Кинопроцесс, по сути, переместился на фестивальные площадки, представители советской культуры (за немногими исключениями) от него были насильственно отлучены. Мастера среднего поколения, нацеленные на создание зрелищного продукта, вынуждены были работать на англоязычную аудиторию. Единственной студией, производящей фильмы для широкого отечественного зрителя, стал «Пилот» и его аналоги, работающие в единой эстетике "рисованного анекдота"; их целевой аудиторией была молодёжь.

4. Уже во второй половине 1990-х обнаружилась пропасть между запросами зрителей, желавших возвращения к ценностям советского кино, и интересами профессионалов, эти запросы игнорирующих. Особенно заметен этот контраст был на фестивалях, вынужденных параллельно с конкурсом проводить показы для местной «неподготовленной» публики. С началом «нулевых» анимация стала поворачиваться лицом к зрителю. Режиссёры вернулись в русскоязычное поле, студии стали генерировать проекты, рассчитанные на детей, в течение предыдущего десятилетия почти лишённых отечественного рисованного и кукольного кино («Гора Самоцветов», «Русская классика – детям», «Колыбельные мира» и др.).

5. Однако выяснилось, что навык вложения авторского высказывания в массовое кино новым поколением режиссёров утерян. Потребности в этом большинство молодых мастеров не ощущает, т.к. для этого имеется «резервация» «авторского фильма». Детское кино воспринимается как пространство для отработки «воспитательного» либо «развлекательного» заказа, не наполненного личным отношением режиссёра. Даже те мастера, которые имеют желание создать произведения, соразмерные прежним советским достижениям детского кино, обнаруживают почти полную невозможность сделать это в современных условиях. Лучшей иллюстрацией такого положения стал новый шаблонный формат – «Гора Самоцветов», попытка объединить «союзмультфильмовскую» и «пилотовскую» традиции. При многообразии изобразительных решений в нём наблюдается бедность психологических и пластических характеристик и стереотипность монтажно-ритмических и сюжетных построений. Говоря словами псковского рецензента, появилась масса дидактических «фильмов – деклараций о намерениях», не подкреплённых художественно убедительным исполнением. Это относится не только к детскому кино, но и ко всем областям и форматам, воспринимаемым режиссёрами как «заказные». Прежде обязательная для режиссёра способность «разговора со зрителем» утрачена. Исключение составляют лишь несколько имён. Зритель, при огромном разнообразии предложения, продолжает ощущать голод – привычного насыщения не происходит.

6. Вывод. Исправить ситуацию можно только коренным изменением базовой концепции, прежде всего – при воспитании новых кадров. Надо обучать молодых режиссёров не просто основам профессионализма, но и принципам совмещения авторского высказывания с интересами и запросами массового зрителя. Надо, чтобы режиссёры перестали считать, что «коммерческое кино – не место для самовыражения». Надо напоминать им, что авторское высказывание – обязательный элемент любого кинозрелища – детского и взрослого, массового и элитарного, сериального и короткометражного, авторского и «заказного». Надо показывать и объяснять, каким образом этот элементарный постулат воплощали советские кинорежиссёры и как это делают за рубежом. Надо, чтобы входящие в профессию понимали, что в фестивальном кино авторское высказывание можно лишь осуществить более изысканными и витиеватыми средствами, но не забывали, что претенциозность и усложнённость не всегда на пользу кинотексту. Их отсутствие было не слабой, а сильной стороной советской кинокультуры.

«Концепция Прохорова» себя исчерпала. Она завела анимацию в тупик и должна быть пересмотрена.
Tags: современная анимация
Subscribe

  • Наталья Яковлевна Венжер

    Не стало Натальи Яковлевны Венжер… Именно она, можно сказать, впервые разожгла во мне интерес к мультипликации. Ещё школьником, если не раньше, я…

  • 2020: итоги

    Я очень рад, что 2020-й заканчивается. И мне, к сожалению, очень легко подводить его итоги. Дело не в пандемии и изоляции. Многие мои знакомые…

  • Снаружи

    Впервые с начала пандемии совершил культурную вылазку. Побывал в Музее кино на сеансе к юбилею Птушко. Пересмотрел спустя много лет «Репку» Сарры…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments