george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Categories:

Крымский "кейс"

Неделю назад Дмитрий Быков спросил Андрея Лазарчука на «Эхе»: почему, по его мнению, именно «крымский вопрос» расколол российское общество на две непримиримые части – условные «крымнаш» и «намкрыш»? Что именно в этом, крымском «кейсе», было такого, что возвело между этими неравными частями русского народа непреодолимую баррикаду?

Лазарчук ответить не смог. А я попробую дать свою версию.

Как ни странно, для меня «золотой ключик» лежит в одном забытом сказочном фильме – «После дождичка, в четверг…» Михаила Юзовского по сценарию Юлия Кима. В основе сценария – кимовская пьеса «Три Ивана», и сам Ким говорил, что в окончательном сюжете больше от Юзовского, чем от него, но, думается мне, именно тот эпизод, который меня интересует, - всё же кимовский. Потом объясню, почему.

А эпизод этот – предфинальный. Когда Кащей Бессмертный устраивает проверку двум Иванам, предлагая Ивану-царевичу взять на сохранение яйцо с его смертью. Кащей уверен, что яйцо фальшивое (как всегда), ему важно убедить царевну Милолику, что Иван – такой же способный на обман человек, что и все прочие богатыри, приезжавшие её вызволять. Важно доказать, что «хороший человек», не способный на подлость, - на самом деле миф. Нет на земле благородства, выдумка это. Но Иван, волей обстоятельств, знает, что яйцо на сей раз – настоящее, и смерть в нём – натуральная. Стоит ему разбить яйцо, и осуществится мечта многих погубленных Кащеем людей, окончится череда несчастий, которые приносил злодей. Милолика будет свободна, в конце концов.

Но тут-то между двумя Иванами, до сей поры бывшими «неразлейвода», пробегает первая трещинка непонимания. Иван-подкидыш, узнав, в чём дело, недоумевает, почему медлит Иван-царевич. Почему не бьёт яйцо? Ведь такой случай – раз в жизни выпадает!

Иван-царевич отвечает: «Не могу, Ваня. Слово дал».

Уверен, что почти для всех, кто принадлежит к «партии» «намкрыш», как и для меня, Крым очень дорог, крепко привязан к российской истории и культуре, и то, что он попал после распада СССР под украинскую юрисдикцию – досадное историческое недоразумение. Его и хотелось бы исправить, но нельзя. Уже нельзя. Потому что Слово – дадено. Уж лучше мы будем ездить на эту территорию через границу и таможню (что и прежде бывало совсем не сложно), чем станем клятвопреступниками.

Для «партии» «крымнаш» дело обстоит иначе. Они допускают нарушение обязательств при определённых обстоятельствах. Из самых благородных побуждений. Например, потому, что населению Крыма грозит опасность. Мнимая или реальная – разбирать не будем, допустим, что грозит. Что в Киеве – «хунта», что вот-вот приедут украинские националисты, и прочее. Допустим.

Именно этот аргумент приводил Иван-подкидыш: «КОМУ ты слово дал? Злодею, каких свет не видывал! Ты вспомни, сколько он людей погубил! А сколько ещё погубит!»

Бесполезно. Слово, даденное злодею – всё равно Слово. Иван-царевич предлагает побратиму убить себя вместе со злосчастным яйцом, но сам его разбить не может.

Вот тут-то и водораздел. Между теми, кто допускает, что можно при определённом раскладе сделать подлость из благородных побуждений, и теми, для кого Подлость – всегда Подлость. Сделав её, можно будет оправдаться казуистикой (дескать, соглашение не ратифицировано, «вот они, ручки-то!») и даже заботой о жизнях представителей русскоязычного населения и осуществлением их давнишней мечты, но нельзя будет приезжать в «свой» Крым так же, как до этого, с чистой совестью. Это место всегда будет напоминать о совершенном здесь когда-то бесчестии.

Думаю, что этот сюжет для Кима не случаен, поскольку история бомбёжки Дрездена, которой посвящена микропьеса Кима и Дашкевича «Золушка в концлагере» для инсценировки «Бойни номер пять» Воннегута, - тоже вариант Слова, нарушенного из благородных соображений. И тоже, кстати, ради победы над злодеем.

Будь я Кимом, я бы сегодня написал продолжение сюжета о трёх Иванах. В котором та трещинка, которая пролегла между побратимами в конце фильма, вырастала бы постепенно до размеров пропасти. Потому что позиция, допускающая совершение подлости при определённых условиях, неизбежно эволюционирует до оправдания злодейства. До превращения Ивана-подкидыша в подобие Кащея. В человека, прошедшего предсказуемый путь от мелкого передёргивания до отрицания благородства и чести как ценностей. С развитием оправдательной аргументации до «весь мир таков, что стесняться нечего» Министра-администратора и «в конце концов, чем ты лучше меня?» Бармалея. По этому пути большинство уже движется.

Собственно, есть и ещё один, более известный фильм, где представлена та же дилемма. Дилемма Жеглова-Шарапова. Большая часть россиян нынче – в «партии Жеглова», меньшая – в «партии Шарапова». Только в фильме процесс не прослежен до конца, хотя то, к чему в итоге придёт Жеглов, уже ясно.

Что до меня, то я – в «партии Шарапова», ныне объявленной «пятой колонной». Я не считаю честь и верность слову абстракциями и химерами. Так считал Кащей. Это убеждение, между прочим, его и погубило.
Tags: ким, кино, приключения
Subscribe

  • Новая мифология

    Хароновирус Подземное царство Ковида Антитени ПатологоТанатом

  • Акционеры - 99

    22 года назад, 1 июля 1999 года, «Союзмультфильм» был акционирован. Как все уже, наверное, знают, это было сделано тайно, в обход законов и процедур…

  • Актуальное

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Новая мифология

    Хароновирус Подземное царство Ковида Антитени ПатологоТанатом

  • Акционеры - 99

    22 года назад, 1 июля 1999 года, «Союзмультфильм» был акционирован. Как все уже, наверное, знают, это было сделано тайно, в обход законов и процедур…

  • Актуальное