george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

Музейные новости

Побывал на открытии Музея анимационного кино в Политехническом.
Шел с мыслями типа «Сейчас я их сравню…». Их – это Московский музей анимации на ВВЦ (Ларисы Выборговой) и новоиспеченный Музей анимационного кино.
Сравнил. Выводы: главная привлекательная особенность нового музея – коллекция кукол «Союзмультфильма». Правда, я нашел порядка восьми ошибок в этикетках, но о них я уже сообщил Сергею Урусову, и вскорости их, надеюсь, исправят. Сама кукольная экспозиция – намного более масштабная, чем скромная кукольная коллекция Музея на ВВЦ. Макеты, стеллажи, эскизы – все выглядит для неискушенного посетителя довольно заманчиво и солидно. Что касается рисованного кино, то тут новый музей начинает с того же, с чего пять лет назад начинал музей Ларисы: с небольшого количества частных даров (Назарука, Станислава Соколова, Шакицкой и других) и большого количества союзмультфильмовского «мусора». То есть безобразного состояния целлулоидных фаз, совмещенных с не имеющими к ним никакого отношения фонами. Создатели музея уверили, что это – временная экспозиция, до пополнения фондов более приемлемыми экспонатами. Что-то не успели получить, что-то недовезли, какие-то лакуны еще рассчитывают заполнить будущими приобретениями.
Но есть два заметных отличия ММА и МАК. Первое: Лариса Выборгова с самого начала существования своей организации делала попытки (поначалу довольно беспомощные) СИСТЕМАТИЗАЦИИ своей коллекции, пусть даже «мусорной». Большое значение придавалось информационным пояснительным текстам, биографиям и фотографиям авторов, рабочим материалам, документам и т.п. То есть Лариса уже тогда придавала своему начинанию форму Музея (или его подобие). Конечно, ошибок и неточностей в текстах было запредельное количество, они и сейчас есть. Но – был системный подход к подаче материала. После переезда на ВВЦ экспозиция стала выглядеть уже весьма прилично. Беспомощность стала исчезать, просветительские функции начали осуществляться.
В новом музее (в Политехе) системы нет вообще. Это пока не только не музей, но и не подобие музея. Это – выставочная экспозиция, причем еще очень сырая. Посетитель, пришедший в музей «с улицы», вряд ли что-либо поймет о технологиях съемки анимационных фильмов, узнает что-то интересное об авторах. Будем надеяться, что работа по организации имеющихся коллекций создателям нового музея еще предстоит.
И второе отличие. Не имея почти ни одного по-настоящему ценного экспоната, Лариса Выборгова и ее команда сумели за короткое время так ПОДАТЬ тот материал, которым обладали, что каждый посетитель их музея, безусловно, чувствует отношение его руководителей к анимации и людям, которые ее создают. Лариса из «мусора» смогла сделать очень привлекательное «блюдо». В их музее главное – не ЧТО показывается, а КАК преподносится. При том, что основа их коллекций – самый натуральный «мусор»: то, что пачками выбрасывалось на «Союзмультфильме» в мусорные контейнеры. А за последние несколько лет стараниями организаторов и сами коллекции музея на ВВЦ пополнились целым рядом НАСТОЯЩИХ ценностей.
Музей в Политехническом, напротив, обладает приличным количеством истинных раритетов. Но вот подать их, преподнести как должно – пока не получается. Вместо тепла и уюта – подобие сухого академизма, но при этом, как уже говорилось, бессистемного. В случае с рисованными «экспонатами» этот «академизм» еще больше выдает их дилетантский характер. Отношения создателей музея к материалу не чувствуется. Нет и определенного подхода к организации экспозиции – ни «эволюционно-исторического», ни «технологического», ни «именного».
Впрочем, это все – ПОКА. Я вспоминаю, как изменялся Московский музей анимации за пять лет своего существования, и уверен, что у Музея анимационного кино впереди – тоже долгий и плодотворный процесс эволюции, роста, развития. В конце концов, вчера мы видели только «первый блин»…
Резюме: если вам хочется приятных впечатлений для себя и ребенка и погружения в мир собственного детства – вам на ВВЦ, в Московский музей анимации. Если вы ценитель искусства и хотите полюбоваться на мастерство аниматоров-кукольников – приходите в Политехнический, в Музей анимационного кино. Если же у вас серьезные намерения, и вы учитесь на анимационную специальность или изучаете историю анимационного кинематографа, - берите бумагу и пишите письмо на имя Н.И.Клеймана с просьбой ознакомиться с фондами Государственного центрального музея кино. И – на «Мосфильм», ибо другой возможности увидеть грандиозные фонды Музея пока не имеется…

…И, наконец, «ложка дегтя» ко всем вышеописанным впечатлениям. Среди экспонатов нового музея я обнаружил один из кадров, висевших в операторской Друяна. Знакомые союзмультфильмовцы рассказали мне, что уже давно из друяновой комнаты происходит расхищение ее сокровищ, и многих титров, составлявших основу легендарных Друяновых стен, уже нет.
Это означает только одно. Друянова комната как ЕДИНЫЙ И НЕДЕЛИМЫЙ МУЗЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС (как его определили эксперты Музея кино в 1999 году) больше НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Такого культурного объекта просто НЕТ. Как нет и уже никогда не будет на Земле подлинного Манежа или статуй Будды в Бамиане.
Когда-то я в течение всей студийной войны удерживал этот очаг «Союзмультфильма» от разорения. Следил, чтобы ни один винтик из друяновой аппаратуры не пропадал, чтобы детские экскурсии не повредили ни одного целлулоидного листа на стенах. Если замечал трещину на титре или выпавший из стены гвоздь, немедленно закрывал комнату для посещений, пока не восстанавливал и не реставрировал поврежденное.
В 2000-м Киракосян обманом выманил у меня ключ от комнаты, и через месяц она подверглась первому осквернению – я недосчитался части аппаратуры к друянову мультстанку. В ответ на мои протесты мне было сказано, что комната – больше не моя и не друянова, что ключ мне не вернут, и шел бы я куда подальше. Почти этими самыми словами. Когда на двери сменили замок, а комната продолжала оставаться распахнутой и безнадзорной, открытой к дальнейшим расхищениям, я написал заявление о расторжении контракта с «Союзмультфильмом» и поклялся, что больше никогда в жизни не переступлю порога этой комнаты, когда-то священной для меня. Именно с этого дня я перестал называть студию «Союзмультфильм» СВОЕЙ.
С тех пор прошло одиннадцать лет владычества Рахимова, Киракосяна и Шилобреева. Я сдержал слово – порога друяновой комнаты не переступал. И все же увидел ее обломки вчера, в Политехническом.
Теперь можно с чистой совестью снимать остатки титров со стен, вывозить мебель, демонтировать уникальный друяновский мультстанок. Друяновой комнаты больше нет. Терять нечего.
Tags: анимация, мероприятия, музеи
Subscribe

  • Непечатность

    …Об этой своей особенности я уже писал неоднократно. Вчера «коллекция» пополнилась, так что придётся повториться ещё разок – буквально тезисно: В…

  • Вдогонку празднику

  • Актуальное

    ВОСКРЕСНЫЙ ЗВОНОК, или ПЛОХАЯ СВЯЗЬ Алё! Здоров! Ну, есть прогресс? Чего-чего? Опять воскрес?! Вот сука! Падла! Ну народ! Ни яд, ни голод не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments

  • Непечатность

    …Об этой своей особенности я уже писал неоднократно. Вчера «коллекция» пополнилась, так что придётся повториться ещё разок – буквально тезисно: В…

  • Вдогонку празднику

  • Актуальное

    ВОСКРЕСНЫЙ ЗВОНОК, или ПЛОХАЯ СВЯЗЬ Алё! Здоров! Ну, есть прогресс? Чего-чего? Опять воскрес?! Вот сука! Падла! Ну народ! Ни яд, ни голод не…