george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Categories:

К вопросу о 100-летии

Решил опубликовать свой давний текст 2009 года – в связи с вопросом, поднятым namastescop в своем посте. Вопрос касался датировки рождения российской анимации. Не будучи специалистом по раннему периоду нашей мультипликации, я все же слегка поразмышлял на эту тему в предисловии к большому блоку материалов по истории анимации, опубликованному в «Киноведческих Записках» № 92/93. Видимо, именно эта публикация была первой, приуроченной к 100-летию отечественного анимационного кино. Обоснование того, что эту дату можно начинать праздновать уже в 2009-м, я и постарался изложить в преамбуле.
Кому интересно – можно почитать также статью Биргит Боймерс в следующем номере того же журнала (№ 94/95), где изложены самые свежие на тот момент результаты исследований пленок Александра Ширяева, уточняющих датировки его киноопытов. Статья называется «Александр Ширяев: поправка к истории анимации».
А вот мой текст:

До недавнего времени вопрос датировки рождения отечественной анимации затруднений не вызывал. Точка отсчета была единой и неоспоримой: первая премьера, Владислав Старевич, «Прекрасная Люканида, или Война рогачей и усачей», 1912 год, 26 апреля по старому стилю. Исходя из этой аксиомы, российские аниматоры на законных основаниях готовились отмечать столетие своего искусства в 2012 году.
В 2004 году на фестивале архивного кино в Белых Столбах произошла сенсация, потребовавшая радикального пересмотра истории зарождения анимации в России. «Запоздавшая премьера» Виктора Бочарова, открывшая кинематографистам имя Александра Ширяева, сперва вызвала бурные споры о достоверности предъявленных киноматериалов, а когда этот вопрос был в значительной мере снят (благодаря доступности не только самих фильмов Ширяева, но и их негативов), то и дискуссии о том, надо ли пересматривать историю отечественного кино, а если надо – то в какой степени. Многие признали, что если не пересмотр, то существенное дополнение наших представлений о кинематографе и анимации 1910-х годов новыми фактами неизбежен. Однако открытие Бочарова неожиданным образом предъявило новую проблему: анимационные опыты Ширяева датируются примерно 1906-1910 годами, то есть опережают появление фильмов Старевича на несколько лет. Какую дату теперь считать началом российской анимации?
Среди фильмов Ширяева есть лишь один точно датированный – анимационная «Шутка Арлекина» (1909). Из этого следует, что отсчет истории анимации в России можно вести именно с 1909 года – как годом рождения населенного пункта считается год первого упоминания его в летописи, так и годом рождения анимации можно признать год создания первого точно датированного фильма. Однако у этой точки зрения есть оппоненты. Они приводят вескую аргументацию: опыты Ширяева не были в полной мере кинофильмами, они не демонстрировались публично, не оказали влияния на кинопроцесс, и являются лишь произведениями раннего любительского кино. Это в определенной степени верно. Однако, во-первых, хотя Ширяев и снимал фильмы одним планом, некоторые его работы (та же «Шутка Арлекина», например) являются полноценными сюжетными историями, а другие – виртуозными даже с композиционной точки зрения анимационными этюдами («Пьеро-художники»). Во-вторых, нельзя сбрасывать со счетов то, что технически многие анимационные опыты Ширяева не уступают ранним фильмам Старевича, то есть профессионализм Ширяева как мультипликатора едва ли ниже профессионализма Старевича в ранний период его творчества. В-третьих, Старевич тоже начинал как кинематографист-любитель, только работавший на именитого московского «босса», по взаимной договоренности. Изобретение Старевичем принципа покадровой съемки объемных фигур было, по сути, такой же гениальной находкой любителя-одиночки, как и аналогичное открытие этого же приема Ширяевым несколькими годами ранее. Если угодно, результатом «игры», занятий любимым хобби, но никак не достижением профессионала. В этом Старевич и Ширяев тоже равны.
Наконец, 1912 год – лишь год первой публичной демонстрации отечественного анимационного фильма. Но до премьеры была собственно работа над лентой, начавшаяся, возможно, еще в 1911 году. А ей, в свою очередь, согласно воспоминаниям Старевича, предшествовало создание познавательного фильма «Битва жуков-рогачей» («Война жуков-рогачей»), в ходе работы над которой Старевичем и был открыт принцип покадровой съемки кукол. Этот фильм датируется и вовсе 1910 годом. То есть вопрос о точке отсчета вновь остается открытым.
Чтобы снять все возможные противоречия и разночтения в описании истории рождения российской анимации, следует признать, что датировка рождения этого искусства не может быть сужена до одного года или, тем более, одного дня. Этот растянутый во времени процесс может считаться расположенным в промежутке между 1909 (время создания старейшей точно датированной анимационной ленты) и 1912 (дата первой публичной демонстрации отечественного анимационного фильма) годами. Следовательно, и празднование столетия российской анимации растягивается на три года – с 2009 по 2012 год.
[…]

P.S. Хотел этот пост вывесить вечером, но что-то случилось с сервером. Пробую ночью...
Tags: Старевич, Ширяев, анимация, публикации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments