June 28th, 2011

Билибин1

Историческая аналогия

В ЖЖ-обсуждении проекта Фонда анимационного кино, разработанного Андреем Гончаровым andrey_g, я бросил реплику, которую мне рекомендовали вынести в отдельный пост, что я и делаю. Не знаю, что это соображение дает сегодняшним аниматорам, но мне такие исторические аналогии очень помогают сориентироваться в ситуации и даже спрогнозировать будущее. Или хотя бы следить за процессом с особым вниманием и интересом, отслеживая - что пойдет аналогично, а что - иначе? Само обсуждение посвящено, как и большинство дискуссий последних недель, инициативам, связанным с проявлением премьер-министром внимания к анимационной проблематике. И с подготовкой аниматоров ко встрече с Путиным. Проект Гончарова и обсуждение можно прочитать здесь:
http://ru-animalife.livejournal.com/436439.html

А моя реплика - ниже:

"Добавлю свои "пять копеек" как историк. Сегодняшняя ситуация (наблюдаемая с 2006-2007 годов) в точности копирует положение дел, существовавшее в 1933-35 гг. При наличии некоторых творческих достижений и отсутствии индустрии - осознание мультипликаторами серьезного отставания от Запада (в связи с появлением в Москве диснеевских фильмов), появление новой, неосвоенной нами технологии (переход с бумаги на целлулоид) и еще не сформировавшихся в СССР профессий (художника-мультипликатора, художника-постановщика), бурные публичные дискуссии в прессе о судьбе советской мультипликации, и отсутствие единой точки зрения на пути ее дальнейшего развития и степень освоения зарубежного опыта.
Но вот только мы сильно задержались на этом этапе. Тот период завершился уже в 1936 году, когда Сталин прекратил дискуссии, проявил политическую волю и сделал оргвыводы (создание "Союзмультфильма"). Все подчинились (даже недовольные). Другое дело, что потом студия претерпела многократные изменения творческой и репертуарной политики, несколько производственных реформ (1938, 1940 и 1949 гг.), и т.д. Но это было уже ПОТОМ, когда решение было принято.
Опыт показал, что, несмотря на первоначальную недоработанность проекта и последующие "колебания партийной линии", стратегически решение было правильным. Этот шаг дал нам в результате отечественную анимационную культуру, "без которой нас невозможно представить, тем более - понять" ((с) Парфенов). Лет через двадцать-тридцать даже бывшие противники этого решения осознали его благотворность и не имели ничего против. Все дискуссии и разногласия потеряли смысл, т.к. само развитие мировой анимации увело всех далеко от прошлых тем, сделало эти споры архаикой и частью истории.
Мы же сегодня сильно теряем время. Наш "дискуссионный период" длится уже шестой год. Вот я и думаю, что главное сейчас, может быть, - это не детальная проработанность проекта (дефекты конструкции можно будет исправить в ходе ее функционирования), а принятие стратегического решения, определение пути развития, исходя из наших потребностей (которые тоже пока не сформулированы). Главное - определить, что мы хотим получить в дальней перспективе, и на какие вызовы нам придется отвечать (и как). И исходя из этого - принять принципиальное решение и проявить политическую волю. И думать при этом не только об условиях для собственной комфортной работы, но и об интересах зрителя и об ответственности перед обществом (это не так глупо, как звучит, т.к. это - и в наших профессиональных интересах тоже). А остальное все приложится".