?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Анатолий Солин - 80
Билибин1
george_smf
Сегодня исполнилось бы 80 лет Анатолию Ивановичу Солину.



Судьба, видно, «отметила» его ещё в детстве. Во время войны детский сад, где работала воспитателем его мама, перевозили из Подмосковья в столицу, когда произошёл налёт немецкой авиации. Бомба разорвалась рядом с открытым грузовиком, в котором ехали дети, и тот перевернулся. Из детей выжило двое. Одним из них был Толя Солин, ехавший вместе с детсадом. Врачам даже удалось восстановить ему едва не утраченное зрение.

…Солин окончил двухгодичные курсы художников-мультипликаторов при «Союзмультфильме» 1959-1961 гг. Больше десяти лет проработал аниматором. Некоторые из собственных актёрских находок позже переносил в режиссёрские работы. Например, первая его производственная сцена – провоз домика кума Тыквы по лесу в дёжкинском «Чипполино» - позже «отозвалась» фургончиком дядюшки Мокуса, а вращающийся фонтан в «Бременских музыкантах» Ковалевской был «повторён» в одном из планов «Колеса Фортуны».

В 1966-1968 гг. Солин работал и преподавал на «Киевнаучфильме», где и познакомился со своей будущей женой и постоянным соавтором – Инной Александровной Пшеничной. После они переехали в Москву и работали на «Союзмультфильме» – часто в одних и тех же группах: на «Малыше и Карлсоне», «Бременских музыкантах», «Девочке и слоне», «Были-небылице». После «Были-небылицы» В.И.Полковников уже готов был взять Пшеничную художником-постановщиком на следующий свой фильм, но тут подоспело приглашение с телевидения. На студии «Мульттелефильм» у Солина появилась возможность попробовать себя в режиссуре.

К режиссуре он стремился давно. Фактически первые свои режиссёрские работы снял в Киеве – это были рекламные ролики, один из которых («Часы «Восток»») даже получил фестивальную награду. Художником-постановщиком этой короткометражки уже тогда выступила Пшеничная.

В режиссуре у Солина совершенно особое место и своё, ни на кого не похожее лицо. Его отличало саркастическое мироощущение. Едкий взгляд на окружающее, казалось бы, подталкивал его к выбору сатирического жанра, однако Солин предпочитал экспериментировать, создавая жанровые симбиозы, и чаще всего его эксперименты бывали окрашены в сюрреалистические тона. Так складывался своеобразный солинский «саркастический сюрреализм».

Интонации сарказма проявились уже в первых картинах, снятых на «Мульттелефильме». Почти одновременно Солин и Пшеничная вели совместную работу над первым фильмом цикла «Приключения Мюнхаузена» и агитационно-просветительской лентой «SOS» о воздействии алкоголя на организм.

SOS (1973)



С этих фильмов началось и длительное сотрудничество Солина с композитором Шандором Каллошем. А роль Алкоголя озвучил молодой Гарри Бардин, это была его первая работа в мультипликационном кино.

В первом фильме о Мюнхаузене – «Между крокодилом и львом» - Солин и Пшеничная сделали практически весь мультипликат. Одну сцену доделал Владимир Крумин в конце производства, когда стали поджимать сроки. Солин применил на этой картине предварительную заготовку эталонных образцов движения, а фоновую часть Пшеничная решила методом коллажа с использованием необычных фактур. Некоторые изоматериалы Солина и Пшеничной (в частности, эскиз кабинета Мюнхаузена) пригодились и Натану Лернеру, работавшему над следующей «серией» - «Меткий выстрел».

Между крокодилом и львом (1973)



Вторая картина Солина о Мюнхаузене – «Чудесный остров» - была заверена уже в следующем, 1974 году. В отличие от первой, она была сделана целиком рисованной, почти без применения перекладок.

Чудесный остров (1974)



Руководство ЦТ было чрезвычайно довольно результатом и настаивало на продолжении сериала. Однако Солин выбрал другой материал для следующей постановки – сценарий Розы Хуснутдиновой «Человек и его птица». Как обычно бывает, сценарий был несколько скорректирован режиссёром, и в итоге родился фильм, который коллеги называли «второй «Стеклянной гармоникой»». Как и лента Хржановского, «Человек и его птица» была насквозь пронизана сюрреалистической, даже «кафкианской» атмосферой. В фильме были применены бесконтурная заливка и цветная соляризация (в эпизодах видений героя), музыку к картине писала Софья Губайдулина. Схожей со «Стеклянной гармоникой» оказалась и судьба ленты: к картине добавили псевдо-эпиграф, трактующий сюжет как «антикапиталистический», и запретили фильм к демонстрации в эфире, фактически «положив его на полку». Картина стала фильмом-легендой и долгое время была доступна лишь специалистам, хотя и получила приз на фестивале в Оберхаузене.

Человек и его птица (1975)



После «Человека и его птицы» Солина и Пшеничную вызывали «на ковёр» в различные начальственные кабинеты. Дошло и до вызова к Лапину, который пытался поставить в пример авторам их же «Приключения Мюнхаузена» и убедить (довольно резонно) вернуться к продолжению столь удачно начатого цикла. Однако для Солина и Пшеничной одним из главных принципов работы было отсутствие самоповторов. Практически в каждом следующем фильме они ставили новую задачу, брались за не освоенный ими ранее жанр и пробовали найти свежую и оригинальную стилистику.

В итоге следующей постановкой Солина стал рекомендованный ему безобидный сценарий по пьесе-сказке Евгения Шварца «Два клёна». Этот лирико-героический сюжет был не вполне близок режиссёрской интонации, но давал возможность «реабилитироваться». Впрочем, и в этой несколько затянутой картине по посредственному сценарию Инна Пшеничная избрала неожиданно высокую меру гротеска в трактовке персонажей и среды. Картина была целиком сделана в технике целлулоидной перекладки (рассыпной марионетки), к тому же нетрадиционно обработанной графически – больше Солин и Пшеничная к такой технике не обращались, это единственный подобный опыт в их биографии. Уникален фильм и участием в нём композитора Романа Леденёва.

Два клёна (1977)



После «Двух клёнов» Солин берётся за сценарий Леонида Бердичевского «Когда растаял снег». И вновь создаёт фильм, совершенно неприемлемый для советского телеэкрана.
Эту работу уже никто не увидит такой, какой она была завершена авторами. В фильме был другой закадровый текст, прочитанный Валентином Гафтом. Придя на запись и посмотрев ещё не озвученный фильм, Гафт снял пиджак и сказал: «Я приезжал за лёгким приработком, а придётся вкалывать всерьёз». Актёр действительно очень ответственно подошёл к той записи. Когда телеруководство увидело результат, то немедленно потребовало поправок. Пришлось отказаться от первоначального текста, чтобы спасти картину в целом. Новый текст Солин написал за одну ночь, и он был прочитан Зинаидой Нарышкиной с нарочито «детской» интонацией.

Когда растаял снег (1978)



Солина вновь вызывали на «проработку» в кабинеты руководителей Творческого объединения «Экран» и Центрального Телевидения. Своеобразным наказанием для режиссёра стало предложение делать фильм о правилах дорожного движения по заказу ГАИ, от которого Солин отказался и вскоре принял приглашение от киностудии «Союзмультфильм», покинув систему Гостелерадио.
Первой же работой на новом месте стал фильм «Спасибо, аист!» по сценарию Александра Курляндского. Сам Александр Ефимович позже признавался, что это – единственный случай в его биографии, когда готовый фильм оказался намного сильнее и глубже того, что было изначально заложено в сценарии. Пшеничная вспоминает, что стала рисовать сразу после прочтения сценарной основы. Представленное на обсуждение худсовета студии изобразительное решение и даже форма его подачи оказались непривычными для выносивших вердикт мастеров. Солин и Пшеничная вновь добавили в сатирический сюжет оттенок «сюра». Когда фильм был завершён, особо жёсткой критике (в том числе и исходящей от Госкино СССР) подверглась работа художника, в первую очередь – типажи героев. Картине дали низшую, третью категорию.
Признание неожиданно пришло из-за рубежа. Александр Згуриди был приглашён на кинофестиваль в Милане как советский представитель. Увидев уже в Италии весьма слабый фильм, который он должен был «презентовать», он категорически отказался это делать и воспользовался тем, что там же одновременно проходил кинорынок. Згуриди отправился туда, отсмотрел множество присланных для продажи советских фильмов и остановился на картине «Спасибо, аист!». По его настоянию лента была включена в конкурсную программу и получила награду, специально учреждённую для этого исключительного случая. Авторы фильма узнали о случившемся благодаря звонку Владимира Ильича Тарасова, который спросил, читали ли они сегодняшнюю «Советскую культуру». Получив отрицательный ответ, Тарасов сказал только: «Ну почитайте…». Купив газету, Солин нашёл там сообщение о награждении картины. Как позже рассказал авторам сам Згуриди, особенную похвалу итальянцев заслужило именно изобразительное решение.

Спасибо, аист! (1978)



Фильм «Как лиса зайца догоняла» начался с текста Григория Остера, представлявшего собой почти «голый» диалог. Солин взялся за постановку этого сюжета. Мало кто верил, что на этом тексте можно построить полноценное кино. В Госкино сценарий не утвердили. Лишь после того, как была нарисована раскадровка и на её основе сценарная запись была сделана более подробно, со второй попытки запуск был разрешён.
Ключевую роль в таком фильме играли реплики. Было проведено две попытки записи (с разными актёрами, среди которых была Татьяна Васильева), обе были забракованы – не удавалось достичь эффекта длительного и изнуряющего бега. Перед третьей попыткой Солин уговорил Пшеничную сделать «репетицию»: они бегали по двору вокруг дома и произносили вслух реплики персонажей. После каждого «дубля» Солин фиксировал, в каких местах появляется одышка, как изменяется разреженность речи, и после вписал эти пометки в репличные листы. На третью запись были приглашены Георгий Вицин и Ольга Аросева, которые работали в точности по указаниям режиссёра. «Дыхательная гимнастика» была столь действенной, что Аросевой на записи стало плохо, и пришлось вызывать «скорую»…
Помимо актёрских работ, в картине ещё много необычного. И обработка фонов особым красочным составом методом «набрызга» через трафарет (без аэрографа), и сложный контур, из-за которого «бастовали» цеха, и уникальная по-своему сцена бега в лесу, снятая с применением циклового движения фазованного фона (художник-мультипликатор Виктор Арсентьев, мультипликат вращающихся деревьев сделал сам Солин). Съёмку этого труднейшего плана оператор М.З.Друян начинал дважды и дважды бросал, и снят он был с третьей попытки, когда за мультстанок встали сами Солин с Пшеничной, которая производила подгонку персонажей к фонам прямо под камерой.
В итоге получилось одно из самых блестящих произведений Анатолия Солина, в котором отлично видна его горькая и едкая усмешка…

Как лиса зайца догоняла (1979)



(Продолжение следует)