?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
О Майе Бузиновой - 1
Билибин1
george_smf
Сегодня отмечает юбилей Майя Николаевна Бузинова.

Она пришла на «Союзмультфильм» в 1956 году. За спиной были военное детство, учёба в Художественно-промышленном училище имени Калинина, дипломная работа (хохломская роспись деревянной вазы) и год работы художником-оформителем. На студии Майя Бузинова окончила курсы фазовщиков, на которых преподавал Владимир Пекарь.

Г.С.Баринова вспоминает: когда их только что набранный курс будущих мультипликаторов (1956-1958) водили на первое знакомство с производством рисованных фильмов, то она впервые увидела фазовщицу Майю Бузинову и поразилась уровню её рисунка. Часто в кукольное объединение переходили слабо рисующие мультипликаторы, но Бузинова была исключением из этого правила. Довольно скоро она уже делала рисованный мультипликат, причём уже в этот период работала в паре с мужем – мультипликатором Иосифом Осиповичем Доукшей, книжником и эрудитом. Спустя пару лет они оба по приглашению И.Я.Боярского перешли работать «на куклы» - в Спасопесковский переулок.

Рассказывает Ю.Б.Норштейн: «Я её встречал на «Союзмультфильме» на Каляевской, видел абсолютно очаровательную женщину, которая не шла, а летала, летела она. Почти не касалась земли, что-то было в ней абсолютно неземное. Она ни на кого не обращала внимания, у неё было лицо самостоятельной женщины. А когда я услышал её разговор, вот это её палатальное «р» - такое перекатывающее, когда нет твёрдого звука, оно придавало её облику какой-то дополнительный совершенно чудный смысл.
А потом уже мы с ней по-настоящему познакомились, когда она пришла на кукольную студию, к нам на Спасопесковский переулок, вместе с Доукшей. Он нависал над ней, и странным образом был в какой-то гармонии, несмотря на то, что он был неподвижен рядом с её лёгкостью. Они были замечательной парой, что и говорить, но, при этом Майя была женщиной летящей, она была всё равно главной в этом дуэте, и это обозначалось и в форме работы, и в том, как вообще она подходила к открытию художественной задачи. В общем, она являла собой цельный художественный инструмент
".

Бузинова и Доукша работали на фильмах Вадима Курчевского, Михаила Каменецкого, Николая Серебрякова, Владимира Дегтярёва, Анатолия Карановича, Владимира Данилевича и других мастеров. Но коллеги особо отмечают их работу в группе Романа Качанова.

Ю.Б.Норштейн: «И что ещё поражало – ее дар был абсолютно многожанровым. Ведь первую Шапокляк снимала она – и как остро снимала, как она синкопы движений держала! А какое острое движение, и в движении растворена музыкальность! Она могла в компоновках нарисовать движение, и это было бы безупречно точно. Ну, а удивление и восхищение проявилось, когда она работала на «Варежке». Безусловно, она в группе мультипликаторов была лидер, это не оспаривается, по-моему, никем. Она делала главные сцены, важнейшей из которых был эпизод, когда девочка варежку укладывает на коврик, пододвигает блюдечко с молоком и варежку кладёт на край блюдечка, а потом берёт на руки и начинает её гладить. Это был абсолютный шедевр, который можно показывать на любых конкурсах, в любых школах, он везде будет вызывать одно только восхищение. Вот что такое Майечка для меня. Я ею только восхищался и восторгался, и никакого другого чувства у меня не было. Я обожал смотреть ее сцены и удивлялся, как они проработаны по дискретности движения».


Эту ключевую сцену Майи Бузиновой из «Варежки», которой восхищались коллеги, Роман Качанов неожиданно велел переснять. Никто не верил, что она может стать ещё лучше, но в процессе пересъёмки это произошло. Так оказалось, что художник действительно может превзойти самого себя.

П.И.Петров в своё время рассказывал о попытке выдвинуть на Государственную премию СССР группу творческих работников за создание образа Чебурашки. Помимо Эдуарда Успенского, Романа Качанова и Леонида Шварцмана, в число претендентов были включены актриса Клара Румянова и мультипликатор Майя Бузинова – настолько велик был её вклад в изобретение динамической характеристики персонажа. Если свидетельство достоверно, то это был первый и последний случай выдвижения на Госпремию художника-мультипликатора.

Важной вехой в биографии Майи Бузиновой был фильм Вадима Курчевского «Мастер из Кламси», в котором Бузиновой и Доукше пришлось решать сложнейшие актёрские задачи, поставленные режиссёром. К сожалению, после замены реплик на закадровый текст вся тончайшая психологическая нюансировка игры кукол оказалась загубленной. Много выразительных сцен в фильме было сокращено из-за «мрачности» (в частности, в эпизодах смерти старухи и болезни дочери Кола). Очень может быть, что этот опыт подтолкнул мультипликаторов к решению о переходе на самостоятельную режиссёрскую работу…

К 1977-му году Бузинова и Доукша уже представляли, каким бы они хотели видеть «свой» кукольный кинематограф и какие задачи желали бы решать. Однако на «Союзмультфильме» в допуске к режиссуре им было отказано, и творческий дуэт вместе с художником-постановщиком Ольгой Гвоздевой перебрался на студию «Мульттелефильм». Там они и дебютировали «Почтарской сказкой» по Карелу Чапеку.

С рождением этой картины заявило о себе кукольное кино Бузиновой и Доукши – непохожее на всё, что делали другие режиссёры. В их фильмах не было изобразительных метафор (как у Николая Серебрякова), театральной мизансценировки (как у Юрия Трофимова), остро-гротескных кукол (как у раннего Станислава Соколова) или живописных и фактурных экспериментов (как у Вадима Курчевского). Фильмы Бузиновой и Доукши – почти «стерильный» постановочный кинематограф, в котором всё подчинено убедительности актёрской игры кукольного персонажа. Режиссёры добиваются впечатления полного правдоподобия происходящего на экране, не пересекая при этом границы, отделяющей зрелище от натурализма. Органика экранной жизни в их картинах безупречная. Кино Бузиновой и Доукши сделано так, что зритель не замечает ни одного «шва». Порой это даёт иллюзию лёгкости и простоты, незамысловатости зрелища, лишённого эффектной экспериментальной составляющей. Но эта иллюзия – высшая похвала колоссальному труду, вложенному в такой результат. Бузинова и Доукша задали высочайшую планку, ограничив себя в выразительных средствах.

На убедительность кукольных характеров работают все остальные элементы фильма. В первую очередь – кропотливая работа над образом, костюмом и деталью. Сменившая Ольгу Гвоздеву художник-постановщик Галина Беда вспоминает, что часами просиживала в библиотеках, изучая материал – архитектуру и костюмы той или иной страны, где происходило действие будущего фильма. Характеры в работах Бузиновой и Доукши – безукоризненны. Это касается как записи реплик (которую контролировал больше Доукша, имевший за плечами опыт обучения в Школе-студии МХАТ), так и типажей, и мультипликата. С Бузиновой и Доукшей работали преимущественно операторы, имевшие опыт натурных съёмок – Игорь Рогачевский, Георгий Криницкий и другие. Режиссёры детальнейшим образом оттачивали мизансценировку (до прихода в группу Галины Беды Майя Бузинова сама делала раскадровки). За выстраиванием декорации Бузинова засиживалась в павильоне допоздна, не считаясь с рабочим графиком. Сценарии, принесённые авторами для постановок, практически без исключения правились и «шлифовались» самими режиссёрами, добивавшимися, чтобы кукле было что играть.

Соответственно изменился и мультипликат – по словам Юрия Норштейна, на фильмах Качанова Бузинова работала иначе: «В кукольной мультипликации тоже есть «компоновочные» движения, а есть «фазовые». Мне Саша Жуковский говорил: «Я смотрю на твои фазы – они у тебя как компоновки выглядят». Но Майя совершенно по-другому работала. Я сказал уже, что она работала «компоновочно», и она этот принцип всё время несла в себе. Мне даже трудно сказать, она ли или они вдвоём с Иосифом Доукшей. Саша рассказывал, что Майечка могла посреди сцены остановиться и сказать: «Иосиф, продолжи!». Или наоборот. Но на телевидении они уже по-другому работали. И принцип движения был уже индивидуальным для Майи и Иосифа. Мне представляется, что почерк у них изменился, когда они стали оба режиссёрами и мультипликаторами».

На студии, как и в режиссуре, Бузинова и Доукша держались особняком, и поначалу весь мультипликат выполняли сами. «Первую скрипку», конечно, играла Майя Николаевна, хотя режиссёрские функции они с Доукшей делили на равных, оставаясь неразлучной парой. Ссорились редко, споря, например, о распределении реплик и пауз. Отличались темпераментом – Майя Бузинова была более энергичная и требовательная, Иосиф Доукша – спокойный и уравновешенный, при нём мультипликатор мог немного «расслабиться».

Когда Доукше стало трудно работать с куклой самому, режиссёры решились взять аниматоров «со стороны». Первым мультипликатором, взятым режиссёрами в группу, стала Татьяна Молодова. За ней последовала Алла Соловьёва, давно мечтавшая попасть к Бузиновой и Доукше и воспринявшая такую возможность как знак высокого отличия. К молодым мультипликаторам режиссёры поначалу относились настороженно, задачу ставили очень подробно, но убедившись, что человек справляется, не просто оказывали доверие, но всячески опекали, проявляли родительскую заботу и отстаивали, например, при необходимости повышения тарификации. При этом во всех своих режиссёрских работах, вплоть до ухода на пенсию, Майя Бузинова участвовала и как мультипликатор.

Основные авторские пристрастия М.Н.Бузиновой и И.О.Доукши – европейские сказки. Особенно часто они обращались к Андерсену, поставив по его произведениям четыре фильма. Джанни Родари, Йенс Сигсгорд, Джеймс Тэрбер, Николай Телешов – любой литературный материал в их руках был безупречен в достоверности своей подачи.

Очень удачным было их сотрудничество с Александром Жуковским, добавившим в картину «Дядюшка Ау» свой «фирменный» операторский «флёр». Бузинова и Доукша рассчитывали снять все три картины по этой сказке Ханну Мякеля, но этого им сделать не дали – студия сочла, что быстрее будет снимать серию «внахлёст» тремя съёмочными группами параллельно (Бузинова с Доукшей действительно готовились к постановкам обстоятельно и скрупулёзно). Последующие две картины – Лидии Суриковой и Марии Муат – вышли явно слабее блестящего первого фильма-«заявки», что видно даже по типажной части. Этот случай оказался болезненным для Бузиновой и Доукши, и в другой раз они всё же добились права на самостоятельную постановку двухсерийной ленты «Маленький Рыжик» по сказке Яна Экхольма.

Несколько особняком в режиссёрской биографии Майи Бузиновой и Иосифа Доукши стоит фильм «Новоселье у братца Кролика» по Джоэлю Харрису. Обычно склонные к лирике или драме, они поставили блестящую озорную комедийную ленту, построенную, как и остальные их картины, на виртуозно выписанных характерах. Фильм явно тянул на серийное продолжение, ансамбль персонажей был великолепен, но на этот раз против был Иосиф Осипович. Он настоял на обращении к другому, неиспробованному материалу, и продолжение не состоялось.

...Когда в СССР приехали англичане – знакомиться с советскими режиссёрами-мультипликаторами для приглашения их к работе над проектом «Шекспириада», первые, на кого они обратили внимание на «Мульттелефильме», были Бузинова и Доукша. Английским продюсерам нужно было именно такое, чисто «постановочное» кукольное кино, в создании которого Доукше и Бузиновой равных не было. Но Иосиф Осипович не решился включиться в проект, и сотрудничество не осуществилось.

Последней работой Майи Николаевны и Иосифа Осиповича стала экранизация андерсеновского «Соловья» - сказки о смерти и её преодолении. После неё Доукша по здоровью уже не мог продолжать работу, а в одиночку Бузинова работать могла, но не захотела. Уже на пенсии Доукша сильно болел, стал инвалидом и в 2010 году ушёл из жизни.

Ю.Б.Норштейн: «Что говорить, Майя освещала студию. И самое главное – она была летящая. И я не могу себе представить, что ей девяносто, что она так тяжело ходит. У жизни своя неумолимость, и никуда от этого не деться. Каждый оставляет свой отпечаток в пространстве не только своим обликом, но главное – тем, ЧТО он делает и КАК он это делает. Так вот, Бузинова Майя была Явлением в работе. Я могу только пожелать ей, чтобы её не оставляли сейчас силы и не оставляли друзья».

Юбилей Майи Николаевны для нас – повод вспомнить то, чем они с И.О.Доукшей вошли в историю кукольного кино. Это не только блистательные сцены из «Варежки», «Крокодила Гены», «Легенды о Григе», «Мастера из Кламси», «Вани Датского» и ещё более чем двух десятков знаменитых фильмов, но и двенадцать великолепных режиссёрских работ, уникальных по своей цельности и чистоте исполнения. Всмотримся же в них с восхищением и благодарностью.

«Почтарская сказка», 1978 г.








«Дядюшка Ау», 1979 г.








«Свинопас», 1980 г.








«Палле один на свете», 1981 г.








(Продолжение в следующем посте)


  • 1
Вы правы, их фильмы особенные и это ощущалось уже в детстве. Никогда не понимал «толпы», которая считала кукольные мультфильмы чем-то неполноценным.

  • 1