?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Брумберга - 2
Билибин1
george_smf
В первые месяцы войны сёстры, как и все группы «Союзмультфильма», занимались съёмкой короткометражек военной тематики. Завершить успели лишь одну – киноплакат «Бей врага на фронте и в тылу!», вошедший в «Журнал Союзмультфильма №2» и вместе с ним не вышедший в прокат. Очевидно, что авторы не смогли вовремя переориентироваться и использовали формы предвоенной агитации, рассказывая о злодеяниях вражеских диверсантов, заброшенных в тыл, как о кознях «вредителей» 1930-х гг. Второй фильм того же рода – «Неудачная посадка», о немецком парашютисте-диверсанте, – закончен не был. В сентябре 1941-го режиссёры возобновили работу над «Сказкой о царе Салтане», однако вскоре вновь её прервали – часть студии эвакуировалась в Среднюю Азию. По свидетельству Л.А.Амальрика, даже многие эскизы к «Салтану» были оставлены группой в Москве.

«Бей врага на фронте и в тылу!»


Лишь в Самарканде, к концу 1942 года, сёстры Брумберг закончили чёрно-белую редакцию «Салтана», сокращённую и упрощённую из-за режима жесточайшей экономии. Съёмки цветного варианта в условиях Самарканда были невозможны, и после возвращения в Москву «Брумбергам» пришлось заново браться за этот сюжет, чтобы завершить картину в цвете. Цветная редакция была сдана в конце 1943 года.

«Сказка о царе Салтане» (1942/1943)




Кадры из цветной версии фильма предоставлены киноведом и реставратором Н.А.Майоровым, который в порядке эксперимента осуществил цифровое воссоздание изображения по цветоделённым негативам. Публикуются впервые.







Ещё в Самарканде, летом 1942-го, были начаты работы по следующей постановке – «Синдбаду-мореходу». В октябре 1943-го процесс был временно прерван для внесения изменений в сценарную основу, и в том же месяце сёстры Брумберг начали подготовительную работу по следующей картине – «Пропавшей грамоте» по Гоголю. Таким образом, в конце 1943 года «Брумберга» работали параллельно над тремя постановками.

«Синдбад-мореход» (1944) - последняя «трёхцветная» картина режиссёров. Эскизы к ней сделал Л.А.Амальрик, работавший в этот период на «Воентехфильме», который делил одно здание с «Союзмультфильмом». Сам Леонид Алексеевич довольно скоро разочаровался в этой своей работе после того, как показал эскизы Александру Тышлеру, и тот сравнил их с произведениями нелюбимого Амальриком Генриха Семирадского. Однако именно по этим эскизам мы можем получить представление о том, как выглядела несохранившаяся цветная редакция фильма. Помимо прочего, это первая работа сестёр Брумберг с приключенческим сюжетом, который на долгое время станет их основным жанровым пристрастием. К её озвучанию привлекались Борис Ливанов и Лев Свердлин.

«Синдбад мореход»






«Пропавшая грамота» (1945) стала одной из самых масштабных постановок «Брумбергов». К участию в ней приглашались такие художники, как Владимир Егоров, Владимир Козлинский, Анатолий Петрицкий. В итоге изобразительное решение и типажи в кратчайшие сроки выполнили недавние выпускники ВГИКа – Анатолий Сазонов и Евгений Мигунов. Озвучивали картину Василий Качалов, Борис Ливанов, Сергей Мартинсон и Михаил Яншин – последний надолго станет приятелем «Брумбергов» и участником большинства их фильмов 1940-х – 1950-х гг. Эпизоды народных танцев на базаре готовились при участии Игоря Моисеева, в качестве консультанта фильма был приглашён и Сергей Образцов.

Пятичастёвая картина, сюжет которой компилировал несколько гоголевских новелл из «Вечеров на хуторе близ Диканьки», была завершена к концу 1945 года и высоко оценена Министерством кинематографии – как первая крупная удача советской мультипликации в работе с национальным материалом. Анатолий Сазонов позже называл эту работу лучшей картиной сестёр Брумберг. В «Пропавшей грамоте» режиссёры к тому же сполна проявили свою тягу к «игре в мистику», которой отличаются многие их произведения.

«Пропавшая грамота»










Следующая работа – «Сказка о солдате» («Храбрый солдат») – напротив, стала одной из наиболее многострадальных лент режиссёров. Экранизация народной сказки о солдате и волшебной торбе вскоре после постановлений о журналах «Звезда» и «Ленинград», о репертуаре драматических театров и о фильме «Большая жизнь» была объявлена «монархической» - из-за того, что русский солдат по сюжету спасал от нечисти царскую дочь. Работы по фильму были остановлены, подготовительный период, выполненный Евгением Мигуновым, забракован. После длительной переработки сценария оттуда были удалены сцены в трактире, царь превратился в отрицательного персонажа, а царская дочь заменена крестьянской девочкой. Лишь после этого картина была вновь запущена в производство. Новым художником-постановщиком стал Анатолий Сазонов. Фильм был завершён лишь в мае 1948 года.

«Сказка о солдате»




Не менее сложной оказалась судьба «Феди Зайцева» (1948). Сценарий, написанный Михаилом Вольпиным и Николаем Эрдманом, назывался «В царстве Лжи» и был рассчитан на большой полнометражный фильм. Однако при запуске в производство в 1947 году сценарий был разделён на две части. Первый фильм должен был заканчиваться обращением нарисованного человечка к зрителям с вопросом: «Как вы думаете, сознается Федя или нет?». Вторая картина должна была стать продолжением первой – в ней Федя Зайцев и попадал в фантастическое царство Лжи, где раскаивался в своём проступке и возвращался в реальный мир. Однако даже после переработки второго сценария по требованию Управления по производству художественных фильмов он всё-таки был забракован и не допущен к реализации. Так «Федя Зайцев» остался короткометражным двухчастёвым фильмом, не возымевшим продолжения.

Тем не менее, «Федя Зайцев» оставил заметный след в истории советской мультипликации. Это был прорыв в жанре современной сказки – первая рисованная картина, главным героем которой был обычный советский школьник. Кроме того, фильм стал одним из последних произведений советской мультипликации 1940-х гг., в котором декорационная часть была решена с известной мерой условности. Е.Т.Мигунов писал, что художнику «Феди Зайцева» Анатолию Сазонову такое решение ставили в вину, относя его к «формалистическим тенденциям». Хотя Сазонов в процессе работы уделял особое внимание контролю за прорисовкой (чтобы добиться правдоподобия экранного Феди и других героев), его обвиняли в «неумении рисовать». Причиной был и примитивистский образ Человечка – оживающего контурного рисунка на стене. По воспоминаниям Ф.С.Хитрука, работу Сазонова в Министерстве кинематографии называли «эстетической контрабандой».

«Федя Зайцев»




Последней работой сестёр Брумберг с Анатолием Сазоновым стала экранизация классической народной сказки о мачехе и падчерице «Чудесный колокольчик» (1949), на которой Сазонов работал в паре с Сюзанной Бялковской.

«Чудесный колокольчик»




(Продолжение следует)


  • 1
Спасибо за пост! Включил в свой сборник фоторепортажей

  • 1