?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Брумберга - 4
Билибин1
george_smf
В 1960-х годах для сестёр Брумберг наступает период раскрепощения. Открывается он фильмом «Большие неприятности» (1961) – первым «манифестом» новой советской мультипликации, который наконец позволил перейти от постепенного упрощения изобразительных решений и удешевления производства к качественному рывку. Как и большинство «программных» картин 1961-62 гг., он был снят в жанре сатиры – самом насущном для той эпохи. Стилистика фильма была задана уже сценарной формой – блистательный сценарий Мориса Слободского был построен на буквализации идиом, пропущенных сквозь призму «детского» восприятия. По воспоминаниям Ланы Азарх, Слободской контактировал с группой весь производственный период и «участвовал в создании фильма от начала до его завершения». Первая лента «Союзмультфильма» с изображением, стилизованным под детский рисунок, «Большие неприятности» породили целое направление фильмов, в которых за основу бралось детское творчество, однако и в этом ряду остались непревзойдёнными. Мультипликат был таким же непривычно условным, «плоскостным», в некоторых эпизодах картины уже используется чисто «компоновочное» движение без промежуточных фаз, ставшее весьма популярным в советской мультипликации 1960-х годов. С этого же фильма начинается партнёрство с композитором Александром Варламовым, продлившееся до начала 1970-х годов.

«Большие неприятности»


К рубежу 1950-х – 1960-х гг. относится попытка сестёр Брумберг создать антирелигиозный сатирический фильм «Последний чёрт» по сценарию, над которым работали Николай Эрдман и Владимир Данилов в 1959-1961 гг. Во всяком случае, именно столько длилась переписка студии с Эрдманом. В итоге болезни, занятость и творческие сомнения не дали автору закончить эту работу, завершённой осталась только короткая заявка. В ней – завязка истории о том, как вымирающие из-за отсутствия верующих обитатели Рая и Ада объединяются против достижений науки и, очутившись в современном городе, пытаются противостоять «натиску атеизма». Разумеется, современная техника оказывалась сильнее чертенят-«диверсантов». В фильме должны были происходить разнообразные, но так и не придуманные приключения с участием профессора астрономии Боброва, его внука Пети, его бабушки – Пелагеи Ивановны и сельского сторожа дяди Мити, охраняющего «общественное добро» в бывшей церкви. Картина должна была заканчиваться исчезновением Рая (после запуска космических ракет) и полным поражением сверхъестественных сил, от которых оставался лишь последний черт, да и тот выживал лишь потому, что Петя иногда в запале не удерживался и чертыхался. Подробно в заявке был разработан только пролог, дальше, как видно, дело не пошло.

Очередной постановкой «Брумбергов» становится экранизация «Трёх толстяков» Олеши, к творчеству которого они питали давнюю симпатию. Однако этот фильм выявил и слабые стороны их режиссуры. Если комедийно-приключенческая часть сказки Олеши на экране получилась вполне убедительной, то её поэтическая составляющая из фильма напрочь исчезла. При довольно слабом сценарии Виктора Шкловского, сохраняющем повествовательную структуру книги, этот недостаток стал особенно заметен. В «Трёх толстяках» (1963) сёстры Брумберг вновь выводят на экран нетривиально сконструированных персонажей и уже активно пользуются несфазованным мультипликатом, который становится основным пластическим приёмом этой картины.

«Три толстяка»










Следующим фильмом сёстры Брумберг открывают новый и весьма продуктивный для их творчества жанр – осовремененную классическую сказку. В какой-то степени они возвращаются «на новом витке» к найденному в «Царе Дурандае» и «Стрекозе и муравье». «Храбрый портняжка» (1964) по сценарию Михаила Вольпина не только изобилует современными лексическими привнесениями, но в интерпретации «Брумбергов» приобретает ещё и форму музыкальной пародии. Именно такое сочетание становится «фирменным знаком» режиссёрского тандема в 1960-е гг.

«Храбрый портняжка»






Начиная с 1965 года, для сестёр Брумберг наступает «время сатиры». Оно открывается фильмом «За час до свидания» (1965), уже откровенно пародирующим театральные оперные постановки. Именно новизна подхода к решению сатирической задачи и желание совместить её с пародийной формой отличают работы этого периода. Сотрудничество сестёр с драматургами Морисом Слободским, Яковом Костюковским, Борисом Ласкиным, Лазарем Лагиным порождает несколько ярких образцов мультипликационного сатирического кино 1960-х гг.

«За час до свидания»




Второй работой «сатирического периода» становится фильм «Про злую мачеху» (1966). Здесь сёстры Брумберг (как и в фильме «За час до свидания») пользуются приёмом конферанса – на сей раз не вокального, а «лекционного». Вновь в картину вкрапляются пародийные музыкальные номера и осовременивается сказочная фабула – тот самый сюжет о мачехе и падчерице, который «Брумберга» когда-то «всерьёз» экранизировали в «Чудесном колокольчике».

«Про злую мачеху»




Самым ярким и острым сатирическим фильмом режиссёров середины 1960-х можно признать «Машинку времени» (1967). Изящный и остроумный сценарий Костюковского и Слободского заставил Лану Азарх найти не одно, а несколько декорационных решений – в зависимости от того, в какую эпоху и культуру перемещался тот или иной персонаж. В литературном сценарии острых реплик и сюжетных находок было заметно больше, чем в итоговом варианте фильма. Особенно пострадал «первобытный язык», с «переводом» в форме субтитров. В частности, по требованию цензуры была удалена расшифровка реплики доисторического судьи «Бяка!»: («В первобытном обществе пещерный человек пещерному человеку друг, товарищ и брат»). В ходе работы над фильмом выпали реплики хулигана в «ресторане каменного века»: «Дай-дай!» («Дайте жалобную книгу!» - исписанный со всех сторон валун), «Цап-цап, кап-кап» («Не долила двести грамм»); в диалоге хулигана с доисторической милицией была смягчена его ругань «Фиг-фиг! Топ-топ к ма-ма! Гав-гав-гав!» («Идите вы …….»); исчезла «обвинительная речь» судьи «Гав-гав, ма-ма» («Он оскорбил наших матерей, которые для нас священны») и «перевод» реплик «пещерных заседателей»: «Чик-чик» («Отрубить голову»), «Кх-кх» («Повесить»), «Пу-пу» («Расстрелять»), «Вон-вон» («Сослать в лагеря строгого режима») и «Во!» (с демонстрацией «решётки» из пальцев - «Изолировать от первобытного общества»). Была изменена и финальная реплика попавшего в каменный век хулигана: «Я хочу обратно в светлое будущее в нашу родную тюрьму!» - на «хочу обратно в наше родное районное отделение милиции!». В эпизоде с попаданием бабника и ловеласа на средневековый Восток суд над ним, по сценарию, предварялся титром «И собралось бюро султаната для разбора персонального дела» и проходил под щитом с надписью «Моральный кодекс феодализма»; из того же эпизода выпала и реплика «Что скажет визирь по пропаганде?». Но даже с учётом всех потерь и перестраховок «Машинка времени» является одним из самых озорных и бесшабашных фильмов сестёр Брумберг.

«Машинка времени»






В том же 1967 году «Брумберга» разрабатывают для Всемирной выставки в Монреале микрофильм «Лиловый марш», который, наряду с «Отелло-67» Хитрука и «Забором» Атаманова, должен был уложиться в «прокрустово ложе» заданного хронометража – менее 1 минуты. От этой (видимо, утраченной) картины остались эскизы Ланы Азарх (переданные в ГЦМК) и негативная срезка, в 1990-е годы хранившаяся на «Союзмультфильме».

В 1968 году сёстры Брумберг возвращаются к форме осовремененной сказки и снимают, видимо, самый популярный из своих поздних фильмов – ремейк «Кота в сапогах». В отличие от версии 1938 года, картина уже не является пародией на оперу (музыку к новой версии писал Александр Варламов) и насыщена многими приметами конца 1960-х годов. Некоторые сюжетные идеи (особенно в эпизодах в замке Людоеда) перенесены из картины 1938 г. в новый фильм, однако и изобразительное решение, и типажи совершенно оригинальны.

«Кот в сапогах»




Следующим сказочным сюжетом, за который берутся режиссёры, становится «Король Дроздобород» братьев Гримм. Фильм «Капризная принцесса» (1969) по сценарию Михаила Вольпина раскрывает «Брумбергов» с неожиданной стороны: они делают упор не на осовременивание лексики героев, а на психологическую достоверность характеров, и успешно справляются с такой задачей. При этом в картине достаточно и озорства, и нежности, и оригинальных сценарных решений: достаточно вспомнить хотя бы финальный «комментарий» шута Карлуши. «Капризная принцесса» стала одной из лучших сказочных постановок сестёр Брумберг.

«Капризная принцесса»




В «Кентервильском привидении» (1970) по Оскару Уайльду режиссёры вновь «играют в мистику» - видимо, в последний раз в своей биографии. Ранее интерес к вышучиванию мистических сюжетов проявлялся у «Брумбергов» в таких работах, как «Синдбад-мореход», «Пропавшая грамота», «Сказка о солдате», «Ночь перед Рождеством», «За час до свидания»; в замысле «Последний чёрт». Иронический сюжет Уайльда позволял это сделать ещё раз, и сёстры использовали эту возможность сполна. В работе им помогли впечатления от поездки в Великобританию, в частности – посещение Виндзорского замка и Тауэра.

«Кентервильское привидение»




В 1970 году сёстры Брумберг самостоятельно пишут сценарий «Спящая красавица» по сказке Шарля Перро. В их интерпретации картина должна была строиться на «хореографических» эпизодах, важное место в ней занимали разнообразные танцы. В сценарии были и современные детали (сапоги-скороходы, работающие как такси со счётчиком), и пародийные эпизоды (комментарий ворона-рассказчика к появлению фей, откровенно подражающий представлению новых моделей одежды), и небольшая доля мистики («остановившееся время»), однако по каким-то причинам картина в производство не запускается.

В 1971 году «Брумберга» ставят свой единственный сюжет для киножурнала «Фитиль» - «Личный пример», в котором (видимо, из-за сжатых сроков подготовительного периода) используют для главного героя типаж папы из «Больших неприятностей», а в качестве изобразительного ключа – стилистику этого давнего фильма. Возможно, этот опыт породил идею вернуться к сатирической форме, найденной когда-то Морисом Слободским…

В том же 1971-м появляется одна из наименее удачных картин «Брумбергов» - «Огонь» по произведению Юрия Олеши. Слабость сценария не компенсируют ни озвучание Рины Зелёной и Михаила Яншина, ни работа художников-постановщиков, ни музыка Варламова. Ещё одно нравоучительное путешествие в прошлое смотрится как бледная тень искромётного сюжета «Машинки времени». На многочисленные недостатки (отсутствие единого стилевого решения, «рыхлость» монтажа, многословность диалога Часов и Мыши, недостаточно органичное соединение его с самим путешествием в прошлое) указывало и заключение Госкино СССР, однако даже доработка картины не спасла фильм.

«Огонь»




В 1972 году сёстры заканчивают «Волшебную палочку» - картину, построенную на материале сочинений советских школьников. В ней они ещё раз возвращаются к стилистике детского рисунка, причём к привычному тандему художников-постановщиков (Л.А.Азарх и В.Г.Лалаянцу) присоединяется Л.А.Шварцман. При этом режиссёрам удаётся избежать тяжеловесности даже при обращении к идеологически окрашенным сюжетам.

«Волшебная палочка»




В последних своих работах «Брумберга» вновь обращаются к жанру сатиры. В 1973 году они заканчивают картину «Новые большие неприятности» по сценарию Костюковского и Слободского, в которой используется приём первого фильма, но тематика ограничивается высмеиванием пьянства и алкоголизма. Хотя элемента новизны в этой ленте уже не было, по остроумию она, пожалуй, не уступает первым «Большим неприятностям». Цензура на сей раз картину пропустила безболезненно, если не считать навязанного подзаголовка «сказка для взрослых».

«Новые большие неприятности»


Последней лентой сестёр Брумберг становится фильм «С бору по сосенке» (1974). Сценарий Костюковского и Слободского предназначался Б.П.Дёжкину и являлся продолжением «Необыкновенного матча» и «Старых знакомых» (отсюда – действующие в фильме деревянные персонажи). Доставшись «Брумбергам», сюжет потерял в динамичности и пластической эффектности, но вся его сатирическая линия была выполнена достаточно добросовестно. Вместо Валентина Лалаянца в пару к Лане Азарх режиссёры взяли художником-постановщиком Леонида Каюкова, однако впоследствии худсовет не принял сделанный ими подготовительный период, и группа была усилена Владимиром Поповым (его вклад особенно ощущается в фоновой части картины). В процессе сдачи картины Госкино фильм был несколько сокращён.

«С бору по сосенке»




…Валентина Семёновна Брумберг ушла из жизни в ноябре 1975 года. Зинаида Семёновна пережила старшую сестру на семь лет, успев написать мемуары, частично опубликованные в сборнике «Жизнь в кино». Помимо этого, о работе с сёстрами оставили письменные свидетельства Лана Александровна Азарх и Евгений Тихонович Мигунов. Этими текстами, опубликованными в журнале «Кинограф» (№№ 7 и 8), мы воспользовались при подготовке данного поста.


Сёстры Брумберг среди юных зрителей

Благодарю за помощь в работе над публикацией Н.А.Майорова, А.Л.Атаманову, Р.И.Кобзарева.


  • 1
очень их люблю.
спасибо, Жора. прекрасная работа.

Жора, спасибо!
Ещё два алмаза в копилку Великих!

  • 1