george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

...И снова храм

На сайте «Эха Москвы» продублирован пост журналиста Альберта Акопяна, чудовищный по своему невежеству:

http://echo.msk.ru/blog/kosmopletov_aristarhh/850705-echo/

Само появление подобных журналистских текстов меня давно не удивляет. Я уже привык, что журналист – это существо, паразитирующее на информации, добытой другими людьми, но присвоенной себе, при этом переиначенной под нужды «нового хозяина». О соблюдении достоверности «реконструируемых» сведений журналист думает в последнюю очередь, или не думает вообще. Самостоятельно же добывать информацию он не приучен, это – работа долгая и требующая высокой квалификации. Именно благодаря таким «источникам» Интернет перегружен информационным хламом и откровенным враньем.

Но это все – преамбула. Теперь по сути текста.

Храм Николая Чудотворца, что в Новой Слободе, в дошедшей до нашего времени части – постройка не XVII, а начала XX века. Раньше, действительно, на этом месте стояло древнее здание, которое к концу XIX века выглядело так:

http://oldmos.ru/photo/view/20054

В 1903-04 годы (в дате могу ошибиться) происходит коренная перестройка храма, старая часть встраивается в новую, гораздо более монументальную и обширную. Вот как выглядит строение после перестройки:

http://oldmos.ru/photo/view/61687

А вот – крупно – новая часть, именно она и сохранилась до наших дней:

http://oldmos.ru/photo/view/13150

Тогдашний интерьер храма тоже можно увидеть, вот здесь:

http://oldmos.ru/photo/view/61692

Еще и сегодня, поднимаясь по деревянным лестницам на яруса колокольни, можно увидеть вырезанную на ступеньке дату (1912 или 1914 год, точно не помню). Вряд ли это – дата постройки колокольни, но она явно недалека от нее.
Позже на месте старой, алтарной части, была выстроена пятиэтажная пристройка для Музея религии и атеизма. Есть предположения, что внутри нее сохранены элементы кладки XVII века, но эти предположения, насколько мне известно, чисто теоретические, исследований на этот предмет не проводилось (разве что архивные).

То, что пятиэтажная пристройка возводилась для здания Музея религии и атеизма, не является никакой тайной, для этого архитекторам не надо было проводить никаких особых расследований. В Музее архитектуры им. Щусева хранится проект фасада Музея атеизма, его можно было увидеть на проводимых архитектурным музеем выставках. И, хотя по проекту фасад выглядел гораздо богаче и роскошнее (между колоннами размещались скульптуры, предполагалась богатая обработка карнизов и колонн лепниной, на стенах справа и слева должны были быть высечены изречения классиков марксизма, и т.д.), но не узнать в нем здание сегодняшнего «Союзмультфильма» очень трудно. Пропорции, расположение и форма окон – остались точно теми же.

То, что Музей атеизма в выстроенном здании так и не открылся – неправда. Именно здесь он и располагался до 1945 года, когда его передали в ведение АН СССР. Внутри, в здании, было много интересного. Например, лучшая в СССР коллекция икон, медная статуя Будды, мумия бомжа, умершего на чердаке где-то в Георгиевском переулке и мумифицировавшаяся естественным путем (она служила доказательством естественной природы святых мощей), и многое другое.

В 1945 году Музею было велено освободить здание для «Союзмультфильма», но Бонч-Бруевич отчаянно сопротивлялся. Велась переписка с заместителем директора студии Е.А.Александровым, в которой Александров требовал освобождения площадей (из-за этого студия не могла развернуть производство, организовать ЦОП и лабораторию красок, разгородить стенами операторские, и т.д., и как следствие – были проблемы с выполнением плана), а Бонч-Бруевич рекомендовал «не валить с больной головы на здоровую», и позаботиться лучше для выполнения плана о студийной дисциплине. И Бонч-Бруевич, и «Союзмультфильм» апеллировали к покровителям в правительстве. Бонч-Бруевичу крайне не хотелось покидать здание, выстроенное для нужд Музея (узкие комнаты с высокими потолками, в которых позже располагались съемочные группы, мало подходили для фильмопроизводства, но были очень удобны для хранения фондов и картотек), к тому же среди предлагавшихся ему взамен зданий было мало подходящего, и фигурировал даже один кинотеатр. Бонч-Бруевич недоумевал, зачем Министерству кинематографии отдавать подведомственное здание кинотеатра АН СССР, когда проще именно в нем разместить студию, находящуюся в том же ведомстве? Наконец, для него было унизительным то, что интересы Музея приносятся в жертву интересам какой-то мультипликации, которая, как писал Бонч-Бруевич, может быть, дело и нужное, но не настолько ведь, как атеистическое воспитание строителей коммунизма!

Как бы то ни было, эта тяжба велась, если ничего не путаю, до зимы 1947-48 гг., и все это время (с 1945-го) в здании находились одновременно киностудия и музей. Киностудия не имела возможности перестроить площади под свои нужды, фонды музея лежали упакованные, иконы стояли рядами вдоль стен на месте нынешнего Большого зала, рядом с мумией работали мультипликаторы (шоком для них это не было – многие только что вернулись с фронта, где навидались вещей похлеще)…
Наконец, студия победила, и музей покинул помещение. В перевозке и погрузке имущества помогали молодые слушатели курсов мультипликаторов, организованных на студии (многие потом вспоминали, как волокли тяжелую статую Будды в санках по снегу). Только после этого основной церковный зал был разгорожен на два этажа, внизу была организована лаборатория, операторы получили свои собственные комнаты, изолированные друг от друга (до этого операторский цех представлял из себя что-то вроде зала с мультстанками, отгороженными друг от друга черными драпировками). Именно поэтому ныне разоренные друяновы стены начинаются с фильма «Веселый огород» 1947 года, хотя М.З.Друян вернулся с фронта раньше, и это была не первая его послевоенная работа – просто до этого у него не было собственной операторской.

То, что в колокольне якобы находился «склад коробочек для диафильмов» - ложь. Колокольня с незапамятных времен использовалась под фильмотеку. Там хранились не «коробочки», а боксы с фильмокопиями, благо внутри колокольни был очень подходящий температурный режим, особенно зимой. Впрочем, и летом спасаться от жары можно было, забравшись в нижние, глухие ярусы колокольни – там всегда царила приятная прохлада. Какое-то время часть помещения фильмотеки отводилась и для хранения материалов методкабинета. А с коробочками для диафильмов у студии связана другая история, более ранняя, военных времен. Именно эти пресловутые коробочки погубили диафильмы, производившиеся на «Союзмультфильме» в предвоенные годы. И после этого инцидента производство диафильмов было выведено с «Союзмультфильма» в студию «Кинодиафильм» (которая позже, в свою очередь, была разделена на «Диафильм» и «Моснаучфильм»), т.к. съемка их параллельно с мультипликационными фильмами была и неудобна, и нерентабельна. Но это – отдельная история.

Наконец, г-н Акопян пишет вовсе уж откровенную чушь: «Говорят, что в стенах этого здания снимали «Ну, погоди!». На самом деле здесь хранились фонды киностудии».
Если журналисту, кроме «Ну, погоди!», неизвестны никакие другие великие произведения «Союзмультфильма», то это, ясное дело, вполне достаточный повод заявить, что студия вообще ничего не снимала (а иначе – ГДЕ были сняты те сотни фильмов, в титрах которых стоит название «Союзмультфильм»?).
На самом же деле (хотя в это сегодня трудно поверить) именно здесь, на Долгоруковской (Каляевской), располагалось производство всех студийных рисованных фильмов (о кукольных – иной разговор). Здесь размещались десятки съемочных групп, сценарный отдел, дирекция, бухгалтерия, административные структуры, цеха (мультцех, фазовка, прорисовка, ФК, контуровка, заливка, фоновой цех, включая комнату аэрографистов), комната планировщиков, операторский цех, ЦОП (лаборатория по обработке пленки), контрольно-измерительная лаборатория, где изготовлялась мульткраска, подсобно-заготовительный участок, ОТК, звукоцех с богатейшей фонотекой, Большой зал (где происходили не только просмотры материала и готовых фильмов, но и перезапись, и легендарные студийные вечера и капустники, и юбилеи, и панихиды, и много чего еще), Малый зал (для просмотра черновых проб), методкабинет (фонды которого сегодня являются гордостью Государственного центрального музея кино), тон-ателье (говорят, одно из лучших в Москве), архивы отдела кадров, бухгалтерии и сценарного отдела, монтажные, отдел дубляжа, столярная и слесарная мастерские, вышеупомянутая фильмотека, склад отдела снабжения, АХО с подсобками, механическая мастерская по ремонту кинотехники, медпункт, диспетчерская, производственный отдел, а какое-то время – и собственный буфет… Если угодно г-ну Акопяну, я мог бы указать конкретное местонахождение каждого отдела или цеха. И именно эти стены стали родными для десятков великих художников, одно перечисление фамилий которых заняло бы несколько страниц. Впрочем, профессиональным журналистам эти фамилии, наверное, ни о чем и не говорят. Но это – проблема журналистов…

И в заключение – главное. Передача этого здания церкви – дело справедливое и необходимое (да и нельзя сказать, чтобы студии было удобно разворачивать производство в культовом здании, предназначенном изначально совсем для иных нужд). Но по моему глубочайшему убеждению, если здание по адресу «Долгоруковская, 23а» и останется в памяти москвичей – то в первую очередь потому, что в нем когда-то располагалась легендарная киностудия «Союзмультфильм». Пребывание студии в этих стенах – было и будет самой яркой страницей их истории…
Tags: Союзмультфильм, анимация, музеи
Subscribe

  • Аркадий Райкин - 110

    Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Аркадия Райкина. В 2011 году мне довелось поучаствовать в научной конференции, посвящённой его…

  • Долгожданное

    Пришёл последний том. Собрано!

  • 1 сентября

    Ко Дню Знаний в год 100-летия Е.Т.Мигунова.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Аркадий Райкин - 110

    Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Аркадия Райкина. В 2011 году мне довелось поучаствовать в научной конференции, посвящённой его…

  • Долгожданное

    Пришёл последний том. Собрано!

  • 1 сентября

    Ко Дню Знаний в год 100-летия Е.Т.Мигунова.