george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Categories:

Роман Качанов - 100 (6)

Окончание.


Вряд ли необходимо объяснять, почему, обращаясь к фантастике, Качанов выбрал именно произведения Кира Булычёва. Если когда-то, прочтя повесть Успенского, он был восхищён миром, где живут бок о бок люди и животные, то ему не мог не понравиться мир, в котором в таких же отношениях пребывают существа с разных планет.

Подготовка к постановке была довольно тщательная. Первоначально режиссёрский сценарий был рассчитан на семь частей, но Качанов с Н.Н. Абрамовой сократили его до пятичастёвого формата, убрав неудачные остроты и лишние реплики.

Работать художником-постановщиком Качанов сперва предложил Евгению Мигунову – лучшему иллюстратору книг Булычёва об Алисе. Однако Мигунов из гордости отказался, не согласившись работать под началом своего бывшего «подмастерья». Тогда-то Качанов и предложил сотрудничество Наталье Орловой, ранее работавшей в группах Андрея Хржановского и Геннадия Сокольского. Орлову, которая в тот период уже собиралась уходить из мультипликации, такое предложение удивило: она не имела никакой склонности к фантастике, изображению техники и тому подобному. «Мне не нужна техника, мне нужны обаятельные характеры, ты это умеешь» - ответил Качанов. По иронии судьбы, в тот день, когда Роман Абелевич дал Орловой на прочтение сценарий, в её подъезд переселялся сам И.В. Можейко, известный читателям как Кир Булычёв, и их знакомство произошло буквально тут же, у входа в дом.

Персонажи, которые выполнила Орлова, были «собирательными», хотя потом многие находили сходство Алисы с дочерью художницы, а капитана Зелёного – с её мужем или с самим Киром Булычёвым, но в процессе работы они для неё прототипами не являлись. Сложнее всего «рождался» Громозека – Орлова долго билась над его конструкцией, пока, наконец, при взгляде на консервную банку не изобрела Громозеку-«трансформера».

Первоначально Качанов рассчитывал использовать в работе над мультипликатом испытанный метод «эклер», но в дальнейшем отказался от этой идеи. В группе собрался коллектив художников, каждый из которых вносил свой вклад в общий результат. Виктор Чугуевский и Игорь Олейников выполняли фона на целлулоиде. Юрий Батанин делал значительную часть мультипликата, причём при работе над «массовками» на планете Блук ему доверили самостоятельно изобретать второстепенных персонажей на заднем плане. Дмитрий Куликов «отвечал» за космическую технику. Он предлагал Качанову, чтобы космические корабли в фильме приземлялись «на пузо», по принципу «летающей тарелки», но Качанов настоял на более традиционном и «архаичном» варианте. Основной космический корабль – «Пегас» - Орлова нарисовала сама.

Работа над масштабным проектом продолжалась до 1981 года. Результатом стал не только феноменальный зрительский успех, но и «высшая точка» официального признания Романа Качанова: в 1981 году он получил звание Народного артиста РСФСР, а в 1982-м, за «Тайну третьей планеты» - стал Лауреатом Государственной премии СССР. Правда, премию эту он разделил с Ричардом Викторовым, что позволило Евгению Мигунову в шутку называть Качанова «Полуреатом». А разного рода роботы и пришельцы после этого стали частыми героями качановских фильмов и сценариев.

«Тайна третьей планеты», 1981 г.











Завершение фильма почти совпало и с 60-летием режиссёра. Ю.Б. Норштейн вспоминал:

«Ему хотелось владеть всем самым лучшим, но не для единоличного пользования, а чтобы было, чем поделиться с другими. Вспоминаю его 60-летие. Зал студии был забит под крышу, и всё равно не втиснул всех желающих. Роман рядом со своей женой Гарой сидел на сцене. Ему объяснялись в любви. Он был счастлив, как будто он, а не мы, говорил о своих симпатиях. Он естественно принимал похвалу.
На моей памяти этот вечер был последним счастливым вечером доверия и веры, что так будет всегда».


Однако именно во время работы над «Тайной третьей планеты» Качанов испытал признаки надвигающейся болезни. Несмотря на аварию, пережитую в молодости, он был здоровяком, спортсменом, боксёром, не знающим, что такое головная боль, и удивляющимся, что её испытывают другие.

«Природа хорошо его скроила, и казалось, такому под силу в одиночку строить океанские пароходы, без помощи техники гнуть железо для грейдеров, но невозможно представить в его ручищах маленькую фигурку Чебурашки или совсем крохотного Щенка из «Варежки». (Ю.Б. Норштейн)

Но состояние всё ухудшалось, и вскоре Качанов зачастую уже не мог самостоятельно подняться по лестнице или расписаться в ведомости. Обследование, проведённое в Институте нейрохирургии имени Бурденко, определило диагноз: болезнь Паркинсона. Поначалу Качанова это даже несколько обрадовало – он боялся опухоли мозга. Но болезнь прогрессировала, и все последующие фильмы Качанов снимал на фоне непрерывного ухудшения здоровья.

В 1982 году он делает короткий одночастёвый фильм «Волшебное лекарство» по сценарию редактора «Фитиля» А.Тараскина. Это был их второй и последний совместный фильм с Натальей Орловой. Картина, построенная на бытовом сюжете, лишённом какого-либо фантастического элемента, получилась весьма слабой.

«Волшебное лекарство», 1982 г.



В 1983 году Качанов в последний раз возвращается к кукольному кино, чтобы снять четвёртый фильм о Чебурашке и крокодиле Гене. Сценарий они вновь пишут вместе с Эдуардом Успенским, однако первоначальный вариант, рассчитанный на две части, Качанов сокращает вдвое, и картина выходит необычно короткой. Сам Успенский говорил, что от него в фильме осталась лишь одна фраза: «Ну почему-почему… Съедят».

Л.А. Шварцман в этой постановке участия уже не принимал, хотя и был упомянут в титрах. И декорации, и эскизы всех второстепенных персонажей создавала Ольга Боголюбова.

Картина поначалу была сдана в Госкино без поправок, однако уже после того, как фильм получил прокатное удостоверение, в нём вдруг срочно потребовали сделать купюру, вырезав план, в котором араб догоняет у школы посольскую машину, угнанную у него старухой Шапокляк. Купюра была сделана настолько грубо, что её след в фонограмме заметен даже неискушённому зрителю.

«Чебурашка идёт в школу», 1983 г.



В 1984 году Качанов снимает свой последний сюжет для киножурнала «Фитиль» - «Хитрая механика». В нём он вновь обращается к теме «роботизации» и пробует в качестве художников-постановщиков тандем Елены и Ольги Боголюбовых.

С ними же он делает и следующую картину – ещё одну экранизацию Кира Булычёва, «Два билета в Индию». Вновь режиссёр и сценарист создают причудливый мир, где пионеры помогают пришельцам добраться в Индию на симпозиум по охране животных Галактики, о котором не знает даже советская милиция. И вновь картину украшает минорная песня, написанная на этот раз Юрием Саульским.

«Два билета в Индию», 1985 г.





Свой последний фильм, «Чудеса техники», Качанов завершает в 1986 году. Он снят по сценарию сына – Романа Качанова-младшего, выступившего под псевдонимом «Р.Губин». Художником был приглашён молодой Александр Гурьев. К сожалению, картина получилась совершенно невразумительной, и после неё Качанов как режиссёр уже ни с чем не запускался.

Последнее для Качанова раскрытие школьно-пионерской темы. Последняя череда персонажей-роботов. И последняя финальная песня Владимира Шаинского…

«Чудеса техники», 1986 г.



В годы болезни Качанов чаще пишет сценарии, реализуемые другими режиссёрами. Такое случалось и раньше – можно вспомнить «Медвежонка на дороге», поставленного Расой Страутмане, «Праздник непослушания», снятый Юлианом Калишером, и другие примеры. Но то были всё же вещи, написанные в соавторстве. Теперь же Качанов самостоятельно пишет два сценария, за постановку которых берётся Александр Давыдов: «Про деда, бабу и курочку Рябу» (1982) и «Дереза» (1985).

После завершения «Чудес техники» Качанов ещё некоторое время числится в штате «Союзмультфильма», преподаёт на Высших курсах, но вскоре здоровье его ухудшается настолько, что он уходит на пенсию. Последний сценарий, написанный Качановым – «Пришелец в капусте» - реализует в 1989 году Владимир Данилевич.

В начале 1990-х годов некоторые бульварные издания публикуют заметки с сообщениями о том, что режиссёр Чебурашки эмигрировал в Израиль. В действительности Качанов ездил туда в надежде на последний шанс победить болезнь и продлить жизнь. Когда в лечении ему было отказано, он вернулся обратно в Россию со словами: «Я лечу на Родину умирать».

4 июля 1993 года Романа Абелевича Качанова не стало.

Прощание с ним проходило в том самом Большом зале студии, где в 1981 году Качанова поздравляли с 60-летием. Это были последние проводы работника «Союзмультфильма» в стенах студии.

В завершение – две цитаты.

Ю.Б. Норштейн:
«Если бы в его биографии был только один фильм – «Варежка», то его хватило бы, чтобы остаться в истории кино и в памяти будущих зрителей. Такие фильмы дают нам почувствовать пространство времени».

Р.А. Качанов:
«Чаще всего бывает так, что в итоге своей творческой жизни художник становится автором одного своего «главного» произведения.
Не следует огорчаться, что это мало. Нас много, и если каждый сделает это своё, пусть единственное, произведение, то их будет достаточно».
Tags: Качанов, Мигунов, Союзмультфильм, анимация, юбилей
Subscribe

  • Книжные новинки

    Поскольку на книжных ярмарках я не имею возможности бывать уже около двух лет, пополняю библиотеку закупками в интернет-магазинах. Сегодня пришли…

  • Вам, библиографы!

    В 1959 году в Детгизе вышла повесть Кирилла Домбровского «Внимание… Съёмка!» - рассказ для детей о том, как снимается научно-популярное кино.…

  • Пащенко - 120 (3)

    (Окончание) Последний период творческой биографии Мстислава Сергеевича прочно связан с именем Бориса Дёжкина. После окончания «Лесных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments