george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

Евгений Мигунов - о книжной графике (1)




ЮМОР В КНИГЕ
И
КНИГА В ЮМОРЕ

Предполагаемое выступление на вечере 19/III-87.



Книга – МОНОЛОГ для читателя.
Она возникает при соприкосновении с читателем.
Качество её зависит не только от писателя.
Плохой читатель делает плохой и книгу.

Монологу не надо помогать жестикуляцией со стороны. Из зала.
Писатель, если его понимают, справится сам. Особенно, когда ему в этом не мешают.
Большинство хороших писателей, чаще – покойных, не любят, когда им помогают. Они достаточно хороши и без соуса.
Хемингуэй, Лев Толстой, Диккенс, Флобер.
Флобер говорил: я стараюсь завуалировать, недосказать, а они безжалостно и грубо проясняют.
Представьте: фокусник показывает фокусы, а кто-то тут же открывает секреты.
Разница в восприятии чтива и телевизора огромна: читатель работает головой и воображением, он занимается творческой работой.
Зритель – глотает уже разжёванное другими. Он – потребитель.
Возникает вопрос: нужна ли литературе иллюстрация?

В общем виде – литература изобразительно неконкретна. Каждый, читая, строит зрительный образ по своему индивидуальному опыту. Из своего материала.
Зрительный образ – конкретен.
[…]
Иллюстрация навязывает зрительное индивидуальное представление читателю. Чаще всего – оно не совпадает с багажом читателя.
Конкретность иллюстрации часто губит замысел литератора.
Иллюстрация целесообразна, если она проясняет авторский замысел.
Если вскрывает парадоксальность, помогает восприятию содержания, является его составной частью.
Если является ключом видения.
Изокомментарий имеет глубокий смысл. Только им должна быть иллюстрация к басне. Хотя басня – это чисто литературный жанр.
Имеет ли смысл – возможность улучшить книгу для плохого читателя, ухудшив её для хорошего? (Т.е. – проиллюстрировав её: «осветив»).
(Плохие читатели это: дети, неинтеллектуальные люди без опыта и воображения, неспособные к зрительной расшифровке словесного кода).
Имеет смысл иллюстрировать и для придания товарного вида.
Без обложки книгу вряд ли кто-то купит.

Интересно, что, когда мы читаем хорошую книгу, то сожалеем, что она не проиллюстрирована. А когда мы видим иллюстрации к ней, то убеждаемся, что её иллюстрировать не следовало бы: прояснено больше, чем нужно бы.
И это потому, что наше мысленное представление – размыто, обобщённо, динамично и незавершённо, а зрительное – безжалостно конкретно и не допускает дальнейшего полёта фантазии.

У каких видов литературы (или жанров) может возникнуть потребность в дополнительном освещении?
Психологическая беллетристика и лирическая поэзия явно должны быть исключены.
Очерковая литература должна в крайнем случае подкрепляться фотографиями.
Романы – современный и исторический – тоже лучше предоставить читательскому воображению (м.б., кроме авантюрных и исторически-бытовых).
Научно-познавательная – хлеб для оформителей и фотографов.
Публицистика и фельетон – хлеб для изокомментаторов. Уже теплее. Но в этом виде главное – способность найти схему явления.

Путём исключения мы можем дойти до вывода, что единственным видом литературы, пригодным для иллюстрации, являются книги, содержащие юмор.
Пожалуй, больше всего напрашиваются на иллюстрирование литературные жанры, где художник может проявить себя, привнося свои находки в общую затею. А может быть даже, где роль литературы сводится к пояснению того, что нарисовано художником. Или – равноценный синтез.
Таковыми являются детские стихи, преимущественно – юмористического толка. Рассказы для детей, построенные на действии и тоже – с уклоном в юмористическую фантазию. Небылицы, претендующие на истинность, сказки, где животные очеловечиваются.
Это – поскольку не имеет прямого прообраза в бытии – будет с доверием к свидетельству художника восприниматься читателем.
[Существует приём метафоризации, аллегоричности, уподобления, ассоциативного изображения. Рисуется – совсем другое, то, куда может привести шальная мысль читателя.
Озорство воображения, шалость фантазии, подтверждённая так же мыслящим озорно художником.]
Принцип вроде нащупан: иллюстрация продукта фантазии писателя, отвлечённая от прямого жизненного протокола. То, что нельзя проверить: так это или не так!
Следовательно, все вымышленные юмористические ситуации; «байки»; гиперболизированные модели человеческих отношений; философские гипотезы, перенесённые в мир предметов – всё это зона приложения таланта художника-иллюстратора.
В общем, все эти материи содержат определённую дозу юмора.
Потому что вторгнуться всерьёз в фантазию в наш безбожный век может только очень наивный человек.
Значит, будем искать произведения, содержащие юмор.



(Продолжение следует)
Tags: Мигунов, книги, юбилей
Subscribe

  • "Но книжку-то можно? Книжку!"

    Сегодня пришло сообщение от редактора-составителя двухтомного альманаха «Окуджава, Высоцкий, Галич…» Андрея Евгеньевича Крылова. Как я и…

  • Начало лета

    Иллюстрация Э.В. Назарова к стихотворению Якова Акима. "Весёлые картинки", 1980 г., №8.

  • Вам, библиографы!

    В 1959 году в Детгизе вышла повесть Кирилла Домбровского «Внимание… Съёмка!» - рассказ для детей о том, как снимается научно-популярное кино.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments