george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

Пащенко - 120 (3)

(Окончание)

Последний период творческой биографии Мстислава Сергеевича прочно связан с именем Бориса Дёжкина.



После окончания «Лесных путешественников» Пащенко приглашает Дёжкина на фильм «Непослушный котёнок» (1953) в качестве художника-постановщика.



Эта картина широко известна ещё одним экспериментальным приёмом, введённым в практику Мстиславом Сергеевичем. На сей раз это – оригинальный способ изготовления целлулоидных заготовок и покадровой съёмки в несколько экспозиций, который позволял получить на экране ореол вокруг цветовых плоскостей у героев-зверей – т.н. «пушистость». Как и предыдущие фильмы Пащенко, «Непослушного котёнка» отличала ритмическая точность, высокая изобразительная культура, скрупулёзная работа над каждой деталью. Вторым художником-постановщиком на картине работала Валентина Весельчакова (Василенко).

Евгений Мигунов вспоминал:

«Пащенко в новой работе «Непослушный котёнок», пригласив мою ассистентку Валю Весельчакову, воспользовался произведшим фурор стилистически-декоративным решением «Путешественников» и её знанием секретов масляной живописи в применении к мультипликации. Попутно Мстислав Сергеевич осуществил в этой картине то, что нам не удалось по разным причинам сделать в «Путешественниках», - так называемую «пушистость». Принцип её был прост: на снятую сцену экспонировалась на чёрном бархате серия дубликатов корпуса и мест, требующих пушистости. Фокус намеренно сбивался, и вокруг тельца персонажа образовывался ореол, напоминающий пух. В сочетании с жёсткими участками – глазами, конечностями, носиком, усиками и т.д. – рождался очень симпатичный эффект. Мы даже попробовали в своё время снять статические пробы. Но рутинёр Друян захныкал, что это волынка, что не справимся, что это тройная работа… В общем, вылил ушат сомнений и колебаний. Решили отложить…

На «Непослушном котёнке» применили. Но уже не я…

Блистательные и обаятельные проходы под музыку К.Хачатурянчика, сделанные Дёжкиным, реплики (Юльская, Иванова и др.), ставшие впоследствии образцом для эпигонов (Дегтярёва, Данилевича и др.), обеспечили картине успех. Всё это, соединённое с приёмом «пушистости», сделало своё дело. Картина получилась великолепная, хотя и не этапная».


Многие идеи рождались в группе коллективно. Так, Дёжкин рассказывал о решении финала фильма:

«Мы говорим о какой-нибудь сцене. Например, финал «Непослушного котёнка». Казалось бы, картина кончена, что делать с этим героем – котёнком? Пришёл, дали ему молока, что дальше? Для того, чтобы сделать какой-то конец, думали и решили такой вариант, что все эти зверюшки – ёжик, заяц и бельчонок – снова появились, как бы снова начиная картину.

Причём долго обсуждали, несколько месяцев, никак не могли решить. Этот конец более или менее получился, но всё-таки Мстислав Сергеевич считал, что он не до конца получился. Конец «Непослушного котёнка» очень простой, но сделать его было трудно в смысле хронометража, времяпротяжённости. И всё-таки был принят его вариант, при моём осуществлении, вариант такой: звери-друзья заманивают котёнка, дескать, пошли, снова погуляем, а он очень невнятно помотал головой и не пошёл. Вроде конец, но в то же время, может быть, он не совсем удачный».


Все человеческие персонажи были сделаны в фильме методом «эклер», как в те годы было принято (это уникальный случай в биографии Пащенко). После выпуска картины на экраны метод получения «пушистости» был запатентован и вошёл в практику «Союзмультфильма» - в частности, он был применён в таких работах, как «Оранжевое горлышко» и «Три мешка хитростей». А много позже на основе принципа, впервые применённого Пащенко, Анатолий Петров разработает собственную технологию т.н. «фотографики».






Как уже говорилось, Пащенко внимательно изучал реакцию зрителей, специально посещая для этого массовые киносеансы. Он придавал огромное значение эмоциональному воздействию фильмов. Фёдор Хитрук рассказывал: «Как-то, просматривая его режиссерский сценарий, я обратил внимание на разноцветные квадратики, выстроенные столбцом в конце каждой строки, и спросил, что они означают. “А это, Феденька, настроение”. Мстислав Сергеевич моделировал в сценарии не только настроение персонажей, он заранее планировал, какие эмоции должны вызвать у зрителей те или иные эпизоды». Этот приём Хитрук позже применял и во многих собственных режиссёрских постановках. Внимание Пащенко к прокатной судьбе собственных картин помогло ему выявить проблему некачественной по цвету массовой печати кинолент, и этот вопрос он в союзе с другими кинематографистами открыто поставил на страницах прессы.

Следующей работой Пащенко и Дёжкина, созданной уже на равных, должен был стать фильм по сценарию Пащенко «Мяч в сетке» (будущий «Необыкновенный матч»).



Литературный сценарий в июле 1953 года был принят худсоветом с отличной оценкой, в октябре-ноябре были сданы режиссёрский сценарий и подготовительный период, однако завершение работы пришлось отложить из-за семимесячной нетрудоспособности Пащенко, связанной с ещё одной тяжёлой операцией, осложнённой двумя инфарктами и другими заболеваниями. В возникшей паузе Дёжкин запустился с самостоятельной постановкой по басне Сергея Михалкова «Козёл-музыкант».

В октябре 1954 года Дёжкин с Пащенко возобновили работу над «Мячом в сетке», который вскоре официально получил название «Необыкновенный матч» (1955). Новое название было выбрано из тринадцати вариантов, предложенных Пащенко, по-видимому, редактором Б.А.Вороновым, несмотря на смущавшие его аллюзии на знаменитый спектакль С.В.Образцова «Необыкновенный концерт», некоторые мотивы которого Пащенко даже пародировал в первом варианте режиссёрского сценария.

Именно на этой работе проявилась взаимодополняющая цельность союза Дёжкина и Пащенко. Дёжкин разбавлял пащенковскую сентиментальность экспрессией, а Пащенко сдерживал дёжкинские импровизации, сохраняя цельность замысла и драматургии. Огромный успех фильма «Необыкновенный матч» (как внутрисоюзный, так и международный), объясняется ещё и тем, что в этом фильме впервые в послевоенной советской мультипликации было снято табу на отрицательное обаяние. Команда деревянных футболистов открыла галерею «порицаемых» персонажей Дёжкина, получивших широчайшую популярность в СССР. «Необыкновенный матч», являясь по своему основному адресу детской лентой, включает и элементы сатиры (настолько, насколько такое смешение жанров было возможно в 1950-е годы), что привлекало к нему дополнительный интерес взрослой аудитории. Немаловажную роль сыграл и небывалый для советской мультипликации того времени темп действия.

Содружество Дёжкина и Пащенко многие считали идеальным. Евгений Мигунов писал о Пащенко: «Его вершина – альянс с Дёжкиным в работе над «Необыкновенным матчем». Он был организующей и связывающей силой, ограничивающей буйный, без чувства меры темперамент Бориса. Его интеллектуальной пружиной. Всё остальное потрясающе изобретательно и профессионально делал Дёжкин».

Сам Дёжкин рассказывал:

«И вот сошлись два человека. Он – более медлительный, так сказать, «рапидообразный»; а я – более горячий, люблю и динамику, и темп. И во время работы то он меня держит, то я его. И получается то среднее, что вы видели в «Необыкновенном матче».

Ещё одна характерная черта, которой, кстати, не хватает в очень многих содружествах у наших режиссёров. Тут есть одна типичная черта. Когда он говорит во время работы – я очень терпеливо выслушиваю, я говорю – он терпеливо выслушивает мои разговоры, разные по времени, от минуты до пяти минут. Во время разговора у нас образуются паузы. Мы редко перебивали друг друга. И во время этих интервалов, пауз, мы близко понимали друг друга, была возможность обдумать, что каждый из нас задумал, и мы находили среднее решение. Я имею в виду и разрешение сюжетной канвы, и сцены, трюка. Это качество выдерживалось до конца. Для того, чтобы разговор не был скучным, он всегда наделял его, как у нас говорят, «хохмами», какими-то «между прочим», которые являлись побочными, но для оживления какой-то сцены, эпизода это было очень полезно.

Например, мы говорим о серьёзной вещи, разрешаем какую-то сцену в новом варианте. Обычно мы говорим, на сколько это будет гениально: на 5 минут, на 3 минуты. Я говорю: на 5 минут; он предлагает: на 10 минут. Вот так, обсуждая какую-то задачу, мы в комическом, несерьёзном с внешней стороны разговоре, решали очень серьёзные задачи».

«Он был исключительно внимательным в смысле построения музыки. Карэн Суренович великолепно знает, как мы работали по «Необыкновенному матчу», как мы долго и упорно искали какие-то варианты не для того, чтобы это звучало красиво, а для того, чтобы выразить во время игры разнообразие галопа, те трюки, которые были оформлены в нашем сознании довольно чётко, но которые мы с каким-то запасом давали композитору. Должен сказать, что в этом отношении Мстислав Сергеевич проявлял необыкновенную инициативу, он почти всё время меня перебивал и, надо сказать, почти не ошибался».











Уже на финальной стадии работы удача была настолько очевидна, что, сдавая готовый фильм художественному совету в 1955 году, Пащенко объявил о намерении снимать его продолжение. Через год появился второй фильм с теми же героями – «Старые знакомые» (1956).



Персонажи, разработанные для «Необыкновенного матча» Петром Репкиным, остались почти неизменными, но в новой картине художником-постановщиком (совместно с Валентиной Весельчаковой) вновь был Б.П. Дёжкин, который, в частности, собственноручно создал раскадровку.



Второй фильм не был столь же известен и знаменит, как первый, хотя в нём сделана попытка усложнить характеры отрицательных героев.










Третьей совместной работой Дёжкина и Пащенко стал фильм-концерт «Привет друзьям» (1957).



Картина была посвящена VI Всемирному фестивалю молодёжи и студентов в Москве, и действовали в ней инфантильные персонажи, явно наследующие футболистам «Секции мягких игрушек» из «Необыкновенного матча».

Третьим соавтором фильма стал Дмитрий Наумович Бабиченко – один из самых авторитетных к тому моменту режиссёров «Союзмультфильма», также тяготевший к «пупсообразным» типажам. Возможно, его прикрепили к группе для подстраховки, учитывая уже совсем тяжёлое состояние здоровья Пащенко.






В конце 1950-х Пащенко все силы отдаёт работе над сценарием полнометражного фильма «Чиполлино» по сказке Джанни Родари, постановка которого становится его заветным желанием. Литературный сценарий, впоследствии опубликованный, является одним из ярчайших образцов мультипликационной кинодраматургии, обладающим к тому же незаурядными литературными достоинствами. Пащенко насыщает сюжет острыми репликами и ситуациями, подробно выписанными деталями, оттачивает характеры персонажей. Впервые в режиссуре Пащенко появляется элемент социальной сатиры, а сам фильм, очевидно, был рассчитан не только на зрителей школьного возраста, но и на восприятие его взрослой аудиторией. В тематических планах следующей постановкой для Пащенко было зарезервировано продолжение «Непослушного котёнка».

Оба замысла остались нереализованными. 22 октября 1958 года, не успев приступить к постановке «Чиполлино», Пащенко умер. Спустя три года «Чиполлино» экранизирует Б.П.Дёжкин, однако сценарий Пащенко будет им в корне переработан. Фактически Дёжкин решит картину как фильм-балет, и поэтому юмор реплики и острых положений уступит место юмору жеста и гэга, а логика сюжетная – логике пластической.

В прощальном слове о Пащенко М.М. Цехановский говорил:

«Мстислав Сергеевич болел долго и тяжело. За последние 10 лет одна тяжёлая болезнь сменяла другую: туберкулёз лёгких, обострившаяся язва желудка привели к серьёзной операции. Лучшие врачи предсказывали ему близкую смерть.

Но он, опровергая все предсказания, жил, работал и создавал в эти годы лучшие свои фильмы – мировые шедевры советской мультипликации.

С сердцем, надорванным тяжёлым недугом, с открытым процессом в лёгких он бесстрашно, шаг за шагом, шёл вперёд. Больше всего в жизни он любил свою работу, и эта любовь побеждала болезнь, отвращала от него руку смерти. И, казалось, сама смерть щадила его и давала ему одну отсрочку за другой. Он боялся только одного: вынужденного перерыва в работе. Тогда он падал духом, силы покидали его, смерть к нему приближалась.

В утро 22-го октября он был в светлом, рабочем настроении. Но смерть уже вошла и стала рядом. Услышал ли он её приближение – этого никто не знает. Но почему-то он вдруг обратился к жене без тени тревоги, спокойно и ласково: «Подойди, Танюша, и поцелуй меня». Татьяна Аньёловна подошла, обняла его, поцеловала – и в то же мгновение он умер».


После кончины Пащенко его памяти была посвящена выставка и вечер в московском Доме кино. Такая дань уважения воздавалась ушедшему режиссёру мультипликации впервые в СССР. Дирекция «Союзмультфильма» приняла решение демонтировать с колокольни церкви Николы Чудотворца, в которой располагалась студия, часть кованых ограждений и перенести их на подмосковную могилу Пащенко.

Михаил Цехановский, прошедший рядом с Мстиславом Сергеевичем практически всю его творческую жизнь, писал:

«Доброжелательный ко всем, со всеми одинаково приветливый, корректный. С ним всегда было приятно встретиться, ощутить дружеское пожатие его руки, поговорить о житейских мелочах или о делах насущных, серьёзных.

Спокойным, сдержанным, мужественным знал я Мстислава Сергеевича и в годы нашей совместной работы в ленинградском Детиздате (1924-34 гг.), и на студии «Ленфильм» (1934-42 гг.), где оба мы делали свои первые шаги в области искусства мультипликации, и в трагические месяцы блокады Ленинграда, и в эвакуации (Самарканд), и, наконец, за последние 15 лет работы в Москве – на нашей студии. <…>

Мстислав Сергеевич не сделал и десятой доли того, что хотел сделать, о чём мечтал и что позволил ему сделать его талант. Все мы виноваты в том, что он не осуществил заветную цель последних лет своей жизни – постановку полнометражного фильма «Приключения Чиполлино».

Творческий вклад Мстислава Сергеевича в наше искусство велик и драгоценен. Все его фильмы – шедевры мультипликации. Его имя и его труд будут жить, пока будет жить искусство рисованного фильма. А жить это великое искусство будет вечно – в это мы непоколебимо верим».



Tags: Дёжкин, Пащенко, Союзмультфильм, анимация, юбилей
Subscribe

  • Непечатность

    …Об этой своей особенности я уже писал неоднократно. Вчера «коллекция» пополнилась, так что придётся повториться ещё разок – буквально тезисно: В…

  • Актуальное

    ВОСКРЕСНЫЙ ЗВОНОК, или ПЛОХАЯ СВЯЗЬ Алё! Здоров! Ну, есть прогресс? Чего-чего? Опять воскрес?! Вот сука! Падла! Ну народ! Ни яд, ни голод не…

  • Книжные новинки

    Поскольку на книжных ярмарках я не имею возможности бывать уже около двух лет, пополняю библиотеку закупками в интернет-магазинах. Сегодня пришли…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments