george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

В защиту "новой цензуры"

(очень несвоевременный текст)

Я уже давно задумал переписать финал своей «Анимации подневольной» в соответствии с теми выводами, которые сделал за последние пять-шесть лет. А переосмыслил своё видение проблемы «цензуры» и творческой свободы в кино я довольно радикально.
Новые законодательные инициативы заставили меня наконец сформулировать эти выводы. Получилось нечто вроде полемической статьи. Сразу предупреждаю, текст весьма спорный. Поэтому я буду благодарен за критику, особенно исходящую от практикующих сегодня деятелей анимации. Прошу только отнестись с должным снисхождением и обойтись в оценке без резкостей.


Итак, мы видим, что та или иная система ограничений, накладываемых на творческую деятельность авторов анимации, существовала всегда. В советское время это была так называемая «цензура» («так называемая» - поскольку официально этого явления не существовало). В постсоветские времена цензорские функции перешли к продюсерам, и случаи насилия над авторским замыслом никуда не исчезли. Примерами тому могут служить судьбы фильмов «Щелкунчик», «Меч» и др. Относительная редкость вмешательства продюсеров в авторскую анимацию объясняется не отсутствием у них таких полномочий, а индифферентным отношением большинства из них к творческой работе режиссёра и отсутствием зависимости от прокатной судьбы ленты. И в той, и в другой системе художник не застрахован от посягательств на своё вИдение картины. И в том, и в другом случае темы, которые побуждают редактора или продюсера вмешиваться в работу режиссёра, схожие. И в том, и в другом случае судьба фильма очень сильно зависит от «человеческого фактора» (личных качеств и компетентности конкретного человека, облечённого контролирующими полномочиями). И в том, и в другом случае зачастую нельзя однозначно сказать, на пользу или во вред творческому результату шло это вмешательство. Оно всегда было для авторов неким дополнительным объективным обстоятельством, влияющим на воплощение замысла. Таким же, как, например, технология, производственные возможности, сроки, смета, состав группы.

Сегодня мы видим попытку государства построить новую систему ограничений, закреплённую на сей раз законодательно. Она уже подвергается критике и высмеиванию. Она действительно более жёсткая, чем прежняя система советской «цензуры» (хотя бы потому, что многое дозволявшееся советским мультипликаторам сегодня попадает под возрастной запрет). Она не менее бестолковая, ибо сопровождается конфузами с первых дней своего функционирования. Законотворческие способности нынешнего парламента, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Однако у этой системы есть одно преимущество перед советской. Она более ЧЕТКАЯ и КОНКРЕТНАЯ.

В чём было неудобство советской «цензурной» системы? Не только в том, что государство было продюсером-монополистом, и альтернативы ему не было. Но и в том, что цензура делала вид, что её нет, прячась под личиной редактуры и зачастую сливаясь с ней за отсутствием функциональных границ. То, что официально в СССР «цензуры не было», не позволяло иметь регламентирующий документ (аналогичный «цензурному уставу»), четко определяющий границы дозволенного. В результате каждый «цензор» (в каком бы статусе он ни находился) определял эти границы произвольно, на свой страх и риск, соответственно своей компетенции и степени перестраховки. Режиссёр при таком раскладе не мог заранее чётко предсказать, что именно будет пропущено, а что попадёт под запрет. То, за что авторы готовились бороться, часто проскакивало барьер безболезненно, и наоборот – то, что не содержало никакой крамолы, безжалостно истреблялось. «Цензоры» меняли свои установки и в соответствии со «злобой дня» (сиюминутными партийными и государственными постановлениями), и в соответствии с собственным субъективным вИдением ситуации.
В сегодняшней системе больше нет «плавающих» границ дозволенного. И это уже большой плюс. Режиссёр, по крайней мере, заранее знает, где тот барьер, за который ему не позволено заходить. Больше того, решение контролирующего органа или лица, если они превысили свои полномочия, может быть оспорено автором в суде (оставим за скобками сейчас состояние судебной системы в России), а такая возможность даже не снилась советским режиссёрам. Это, на мой взгляд, – одно из трёх условий, при которых новая система ограничений может стать наименее болезненной для художников из всех существовавших. Второе условие – право выбора режиссёра.
Он должен иметь возможность выбирать меньшее из зол. В нынешней новой системе пространство для манёвра есть: ведь налагаемые возрастные ограничения не означают полного запрета на демонстрацию фильма. Автор может выбирать, идти ли ему ради расширения аудитории на коррекцию своего замысла, или же эта коррекция затрагивает настолько принципиальные вещи, что проще принести в жертву прокатную судьбу картины. Здесь, опять же, многое будет зависеть от личности продюсера (если он предпочтёт перестраховаться, то может стать всё тем же субъективным и малопредсказуемым «цензором», волевым образом вмешиваясь в режиссёрскую концепцию). Но это – последствия ориентации всего отечественного кинопроизводства исключительно на «продюсерскую схему», без деления картин на авторские (где носителем замысла и хозяином проекта является режиссер) и продюсерские (где инициатор идеи – продюсер, а режиссер – нанятый им исполнитель).

И, наконец, третье желательное условие. К сожалению, до сих пор не закреплённое законодательно. Право режиссёра на авторскую редакцию картины. Если бы такое право у него было (хотя бы в случае внесения поправок на последней стадии производства), то многие, если не все, сопутствующие проблемы были бы сняты. В этом случае на фестивальный экран шла бы режиссёрская версия фильма, а в массовый прокат – прокатная. Жаль, что этого положения нет ни в одном законе или подзаконном акте.

Вот, на мой взгляд, те три условия, при соблюдении которых любая система контроля и ограничения творческой свободы вполне допустима, ибо её негативные последствия для режиссера минимизированы.

1. Законодательно прописанные чёткие критерии дозволенного;
2. Право выбора и «свободы манёвра» для режиссёра;
3. Право на авторскую версию и её фестивальное распространение.
Tags: современная анимация, статьи, цензура
Subscribe

  • Книжные новости

    Приобрёл ещё одну новинку от "Бомборы" - о восприятии аниме американскими зрителями. Читать пока побаиваюсь... )

  • Вне эпохи

    Любопытно: начинают вымирать аниматоры, с которыми я не только не был знаком, но и не видел ни одного фильма. В некрологах, меж тем, читаю о них,…

  • Датское

    Год назад в этот же день попробовал пересмотреть все произведения отечественных аниматоров, посвящённые Пушкину. Не ПО его произведениям, а О НЁМ.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Книжные новости

    Приобрёл ещё одну новинку от "Бомборы" - о восприятии аниме американскими зрителями. Читать пока побаиваюсь... )

  • Вне эпохи

    Любопытно: начинают вымирать аниматоры, с которыми я не только не был знаком, но и не видел ни одного фильма. В некрологах, меж тем, читаю о них,…

  • Датское

    Год назад в этот же день попробовал пересмотреть все произведения отечественных аниматоров, посвящённые Пушкину. Не ПО его произведениям, а О НЁМ.…