george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Categories:

Анатолий Петров - 75

Сегодня, 15 сентября, исполнилось бы 75 лет Анатолию Алексеевичу Петрову.



А.А.Петров. Рисунок для обложки информационного бюллетеня «Листики». 1997 г.


Я вряд ли смогу в коротком посте сказать об этом великом мастере лучше и точнее, чем сделал это в некрологе, два с лишним года назад. Поэтому тех, кто слышит это имя впервые, могу лишь отослать к тому давнему тексту:

http://www.animator.ru/articles/article.phtml?id=376

И ещё – к фрагментам прямой речи Анатолия Алексеевича, опубликованным в «Киноведческих Записках» уже после его кончины:

http://www.kinozapiski.ru/data/home/articles/attache/192.pdf

Вообще-то к этой дате мы готовились с весны.
Я запланировал написать и опубликовать статью о технологическом новаторстве А.А.Петрова, с описанием изобретённых им приёмов съёмки и богатым иллюстративным рядом. Договорился об этой работе с журналом «Мир техники кино». Не успел. Весной было совершенно не до этого, а летом грянули различные авральные дела.
tea_elf готовился к большой выставке, посвящённой творчеству Мастера, тоже запланировав её на осень. Вместе мы начали знакомство с архивом, взялись оцифровать плёночные материалы (эта работа тоже пока сделана не целиком). Но сегодня достаточно ясно, что выставка, если и состоится, то вряд ли в срок и совсем не в тех масштабах, которые соответствовали бы грандиозному вкладу Анатолия Петрова в искусство мультипликации (и не только).
Вообще-то значение фигуры А.А.Петрова для отечественного киноискусства таково, что к сегодняшней дате должны были бы выйти документальный фильм (хотя бы на «Культуре»), большая книга о его творчестве, красочный авторский альбом. Благо материал и для книги, и для альбома имеется в достатке. Но на сегодня это перечисление сродни сетованиям ослика Иа: «Разве не видишь? Подарки… Именинный пирог… Клюква в сахаре… И прочее?» Честно говоря, у меня нет уверенности, что в этот день про Петрова вспомнит кто-нибудь даже на «КРОКе»…

Что ж, придётся ждать 80-летия. Надеюсь, к нему мы подготовимся лучше, да и год будет уже не столь богат на торжества (100-летие российской мультипликации сильно затмило собой юбилеи тех, кто составляет её гордость). Сможем подробнее изучить архив, успеем оцифровать срезки и отсканировать эскизы и иллюстрации, произведём съёмку мультипликата из незавершённых «Снов Пасифаи», раздобудем недостающую информацию о биографии режиссёра (в архивах сценарного отдела «Союзмультфильма» уже нашлось много документов, проливающих свет на нереализованные замыслы Мастера). А вероятнее всего – не будем привязывать эту работу к круглым датам, а просто продолжим её по мере сил и при наличии свободного времени.

А сегодня опубликую поздравление, которое было написано (несколько второпях) к 60-летию А.А.Петрова. Тот свой день рождения он отмечал в лежачем положении, со сломанной ключицей. Поэтому текст был послан по почте и прочитан ему женой, Галиной Сергеевной Бариновой, с присущим ей чтецким мастерством. Думаю, не надо объяснять причину выбора стихотворного размера и «античного» колорита. Образцом при сочинении были поэмы Гомера в переводах Жуковского. Текст довольно большой, зато в нём отразилась почти вся режиссёрская биография Петрова, по крайней мере – реализованные замыслы. Позже были добавлены только строки о дебютном фильме «Остров», снятом в Загребе, о котором в момент сочинения я ещё не знал. А всё остальное – «Учитель пения», «Рассеянный Джованни», «Самый первый», «Голубой метеорит», «Весёлый старичок», «Чудо», «Весёлое звено» с сюжетом «Миллион», пролог к фильму «Маяковский смеётся», «И мама меня простит», «Полигон», «Светлячок», «Мореплавание Солнышкина», «Геракл у Адмета», «Рождение Эрота», «Дафна», «Нимфа Салмака» и «Полифем, Акид и Галатея» - было описано уже тогда, в 1997-м. Как мне передавали, А.А. был очень доволен. Но получилось, что перечисление достижений так и осталось исчерпывающим – «Снов Пасифаи» Петров не закончил…


МОРЕПЛАВАНИЕ ТОЛЕЧКИНО,
или ПЕТРОМОРФОЗЫ

Песнь шестидесятая



Множество ходит легенд о скитаньях героя Петрова,
много преданий о подвигах славных его и открытьях
сложено. Хоть не закончились странствия храброго мужа,
можно воспеть, без сомнения, доблесть его и дополнить
славу его описанием тех приключений бессмертных.
Издавна странствия в море героя манили. Но ныне –
лишь тридцать лет как он в первый поход собрался самовольный.
Был он могуч и красив, и в движении – Дёжкину равный
(так отзывались о нём все, кто знали таланты Петрова).
Вот богоравный герой темноусый Петров Анатолий
в странствие первое в жизни своей многотрудной пустился
и в Адриатике сразу открыл он загадочный остров –
обликом схожий с главою огромною (видно, киклопа).
Двое отшельников жило на острове том безымянном,
ссорой едва не окончилось мирное их обитанье.
Вскоре он прибыл туда, где, Орфею подобен, музыке
выучить людям на смех педагог безуспешно пытался
грозного зверя, чья пасть словно грот иль большая пещера –
та, где скрывала богиня любви Афродита Эрота.
Зрелище это печально окончилось. Только нежданно
умная мысль родилася тут в сердце младого Петрова –
судно построить, чтоб всех удалых поместило героев
так, чтобы каждому дело по нраву досталось. И вскоре
это свершилось. Корабль тот Весёлой рекли Каруселью.
На борт взошли и команду составили верные люди:
Носырев Лёша – народный герой, как хомяк, молчаливый;
Гена Сокольский – рассказывать мастер друзьям небылицы;
с ними Угаров, готовый чинить бесконечно разгромы
в стане врагов, если с ними придётся в дороге сойтись им;
также Галина, Сергеева дочь, с ними в путь собралася,
взявши с собой апельсин, чтобы, честно на всех разделивши,
потчевать тех мореходов бесстрашных. Когда же наутро
встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос,
дружно на вёсла налегши, пустились в дорогу герои.
Только вдогонку за ними летел неотступно крылатый
зверь, пожелавший бессчётно творить огорченья Петрову:
то порождение Тартара, родственник Цербера – Цензор.
Вскоре приплыли герои к брегам Адриатики мирным,
где проживал вместе с мамой рассеянный мальчик Джованни.
Долго смотрели друзья на проделки чудного мальчишки
и удивлялись открытию этому, детям подобны.
Только отплыли они – и на землю, где жил Джованнино,
ими открытую, Цензор зловещий спустился. Мгновенно
он колдовством, что подвластно ему, обратил мальчугана
в куклу, и мать его грудей лишил. Чтобы впредь не рожала.
Двинулся дальше Петров по морским бесконечным просторам
мимо земли, где вершину крутую штурмуют туристы.
Вскоре достиг он страны, неизведанной ране, в которой
с неба упал, как посланник Крониона воли, доселе
смертным неведомый камень. И вновь изумились герои
ими открытой земле. Снова в море пустились. И вскоре
новой достигли страны, где беспечно на лоне природы
жил старичок, что всех смехом вводил в возбужденье. Едва же,
парус подняв, от земли той отплыли морские скитальцы,
снова как вихрь налетел неуёмный безжалостный Цензор.
В ход свои чары пустив, наложил он заклятье такое
на старичка, чтоб не смог до конца досмеяться несчастный.
Путники наши меж тем увидали неведомый берег,
где возвышался скалой над землёй удивительный город –
мальчик и девочка в нём над древесным листом трепетали,
чуду дивясь, как великому свыше подарку. Тотчас же
новая мысль родилася тут в сердце младого Петрова –
как бы корабль оснастить небывалою техникой, как-то:
диффузионом, двойной экспозицией, также и парой
фаз целлулоидных, чтоб увидать все открытые земли
так, как не видел доселе никто из былых мореходов.
Только подумал он так – вдалеке показался ужасный
Цензор, с чудовищным рёвом и с лязганьем ножниц. Скорее
в путь повелел собираться Петров мореходам. Они же
не разглядели ни город, ни лица детей удивлённых.
Дальше поплыли герои. Над морем стояла такая
тишь, что слыхали они, как вдали Маяковский смеётся;
видели издали, как марширует звено пионеров
и продолжали свой путь в неизвестные страны. Но Цензор,
вслед устремляясь, и тут сотворил пионерам несчастье –
сбил их с ноги, повелев им шагать под нескладную песню.
Вскоре настала пора расставаться героям. И каждый
в плаванье на корабле на своём устремился, простившись.
Вместе с Петровым осталась младая Галина, бывалый
мужественный мореход, что Друяном зовётся; в дороге
сопровождал их игрою на лютне божественный Каллош.
Здесь оснастил свой корабль рассудительный сын Алексеев
всем, что уже изобрёл, и пустился на север в дорогу.
Путь по морям их привёл к ледовитым заснеженным рекам,
где закалялся в боях со стихиями мальчик, что маму
сдуру обидел. Оттуда их ладный корабль устремился
в жаркие тропики, к острову, где в совершенном секрете
волей Ареса оружия нового шли испытанья.
Остров покинув, Петров путешествие дальше продолжил,
жаждя всё новые земли в пути открывать бесконечно.
Плыл он всю ночь, наблюдая свечение моря ночного,
а на рассвете, едва розоперстая Эос явилась,
выйдя из вод Океана, они сухогруз повстречали –
Солнышкин-юнга на нём в своё первое плаванье вышел.
Только простился Петров с моряками могучего судна,
вмиг налетел на корабль тот свирепый воинственный Цензор.
Снова взялся он творить колдовство и несчастного юнгу
в сон погрузил беспробудный. Меж тем петронавты пустились
в плаванье долгое – аж к берегам легендарной Эллады.
Долгих шесть лет их дорога тянулась. Но всё же к искомым
их принесло берегам. Там Петров повстречал и Геракла,
и фессалийского царского сына, и всех Олимпийцев,
также и смертных простых – войско, нищего и козопаса.
Были те земли прекрасны, как будто их только сегодня
людям открыл путешественник смелый. И в море Эгейском
странствовать начал Петров. Злоковарный же яростный Цензор
тоже достиг берегов тех и многих Петрова знакомых
он уничтожил бездушно – так сгинул в безвестности мирный
тот козопас, и другие невинные люди. Петров же
всё путешествовал. Видел он землю, где сын Афродиты
прятался, гнева богов избегая счастливо; и видел
он Аполлона за Дафной погоню с финалом несчастным,
и единение Гермафродита с Салмакой. Но Цензор
не отставал: производственным жаром дохнул он, и тотчас
замерли в статике Дафна, Эрот, Аполлон, Афродита,
в статуи словно бы преобразившись. Петров же достиг уж
тех берегов, где киклоп Полифем обитал. Безответно
был в нереиду влюблён он. Чудовищный Цензор и это
так не оставил. Взмахнул он оружием острым и ловко
член возбужденный киклопу отсек. Анатолий в то время
вновь паруса поднимал, чтоб в дорогу пуститься, но только
до сей поры не отплыл рассудительный сын Алексеев.
На море буря; гребцов нет, чтоб вёсла вздымали все вместе
над океанской волной. Но по-прежнему ждут от героя
подвигов новых – ещё не иссякла в нём мощная сила,
много безвестных миров горизонт океанский скрывает.
И не настигнет его полоумный отчаянный Цензор,
и не помеха ему даже сотня разбитых ключиц!


1997
Tags: Анатолий Петров, Союзмультфильм, анимация, стишки, юбилей
Subscribe

  • Аркадий Райкин - 110

    Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Аркадия Райкина. В 2011 году мне довелось поучаствовать в научной конференции, посвящённой его…

  • Космическая-патриотическая

    Мы едем, едем, едем К далёкой МКС – Помочь родимым Федям Наладить там процесс. У нас не жизнь, а сказка, Преграды нам – мираж. Покруче, чем у Маска,…

  • Предсказание

    Школьник на стене сортира Написал: "Колян - гондон!" Видно, Нобелевкой Мира Скоро будет награждён...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments