george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

...И ещё текст к сегодняшней дате

Всё-таки вывешу сегодня ещё один текст. На сей раз - сразу к двум датам, отмечающимся в один день: юбилею Анатолия Алексеевича Петрова и дню рождения Юрия Борисовича Норштейна. Так случилось, что ещё в одной моей работе эти два великих мультипликатора вновь соседствуют, и текст этот пока не опубликован.

Это - фрагмент из статьи, написанной для сборника, подготовленного НИИКом, и посвящённого процессам, происходившим в отечественном кино в период с 1979 по 1987 гг. Моя часть, естественно, повествует о тенденциях развития кино мультипликационного. Сама статья очень большая, и после выхода сборника я её постараюсь опубликовать в полном объёме, но частями. Надеюсь, что в Интернет-варианте мне её удастся даже сильнее "причесать" и "отутюжить", чем в книжном. Пока же - публикую одну "главу", где рассказывается о судьбах двух легендарных фильмов - "Геракла у Адмета" А.А.Петрова и "Шинели" Ю.Б.Норштейна. Сразу извиняюсь, если попадутся невыправленные опечатки или шероховатости (например, в датировках). Думаю, что так подробно историю этих двух выдающихся работ не описывал ещё никто. И надеюсь, что у читателей тоже возникнет уверенность, что не зря эти два произведения оказались поставлены рядом - и по времени создания, и по масштабу, и по непростой судьбе. И, быть может, не случайно, что и дни рождения их авторов мы отмечаем одновременно?..

Итак,

«Геракл у Адмета» и «Шинель» - сигналы о необходимости реформы

(фрагмент из статьи "Российская анимация 1979-1986: на пороге культурного слома")

В первой половине 1980-х на «Союзмультфильме» произошло два вопиющих с точки зрения производственной дисциплины прецедента, которые позже сильно повлияли на предполагаемые направления реформы студии. Еще в 1960-70-е годы часты были случаи трения между «фабричной» и «экспериментальной» сторонами деятельности «Союзмультфильма», когда нестандартность технологии входила в противоречие с производственной «линейкой», и требовала создания индивидуальных смет и удлинения сроков производства, что зачастую ставило под удар выполнение плана. Уже к концу 1970-х такие фильмы, как «Полигон» А.А.Петрова или «Сказка сказок» Ю.Б.Норштейна доставляли много неприятностей и «головной боли» плановому и производственному отделам. Но в 1980-е годы эти тенденции достигли своей кульминации, после которой строить студийную жизнь по-старому было уже невозможно. Речь идет о производстве фильмов «Геракл у Адмета» А.А.Петрова и «Шинель» Ю.Б.Норштейна. Хотя причины, по которым наступил кризис производства на этих картинах, были разными.
Анатолий Петров работал над литературным сценарием фильма «Геракл у Адмета» в 1980-81 годах, в июне 1981-го наступил период разработки киносценария, в августе началась работа над режиссерским сценарием и раскадровкой, в сентябре был издан приказ о запуске фильма в подготовительный период, который завершился в апреле 1982 года. Ввиду нестандартности технологии и сметы, и сроки съемок были индивидуальными. Первоначальным сроком сдачи картины был март 1983 года, что уже превышало норму. Однако к середине июля 1983 года объем выполненной работы составлял всего лишь 35%, производство фильма продолжалось и в 1984, и в 1985, и в 1986 годах, претерпев не менее пяти пролонгаций. Фильм был сдан только 30 сентября 1986 года. О причинах этого лучше всего свидетельствует производственный отчет директора картины Л.В.Бутыриной, который мы приведем почти полностью:
«Работа над фильмом «Геракл у Адмета» начата режиссером А.Петровым 18 июня 1981 года.
Киносценарий и реж[иссерская] разработка были выполнены в типовые сроки 2хч[астевого] фильма. Изобразительное решение фильма, избранное режиссером – необычно для нашего производства, поэтому срок подготовительных работ был несколько увеличен. Большое количество действующих лиц, серьезность замысла фильма требовали серьезной работы с актерами. На исполнение главных ролей были приглашены А.Джигарханян, И.Смоктуновский, Л.Марков, Г.Бурков. Их внезапный отъезд на съемки из Москвы заставил прервать работу съемочной группы (приказ о консервации № 291 от 12/XI-81).
Уже в подготовительном периоде стало ясно, что фильм будет решен в той же стилистике и технологии, которые были намечены режиссером в фильме «Полигон». В фильме «Геракл у Адмета» технология была доведена режиссером до совершенства.
Новый технологический прием состоит в применении светотеней, выполняемых на отдельном слое целлулоида на каждый рисунок персонажа. При наложении светотени на персонаж во время съемки создается эффект реалистической объемности и необычной цветовой яркости персонажей.
Для проверки возможности совмещения такого объемного изображения персонажей с рисованными пространственными фонами в подготовительном периоде было дано дополнительное время (пр[иказ] № 338 от 23/XII-81 и № 100 от 2/IV-82). После представления режиссером сцены, выполненной по всему технологическому циклу и отснятой на пленке, дирекция обратилась в Госкино с просьбой разрешить увеличить срок пр[оизводст]ва до 1 года.
Разрешение было дано. Срок производства был установлен с 4/IV-82 по 15/III-83 г. При определении сложности предстоящих работ Техническая комиссия студии отметила экспериментальность и необычайную их сложность. Стоимость 1 метра ФК была установлена на 100% выше типовой, заливки – на 150%.
Однако, производство фильма показало, что сложность работ неизмеримо выше предполагавшихся. По одной сцене, представленной режиссером и выполненной им самим, даже приблизительно нельзя было предположить трудности, с которыми столкнется производство.
Графическое воплощение стилистики фильма потребовало исполнителей высочайшей квалификации.
Это и определило состав и количество художников, привлекавшихся в группу.
В съемочной группе в разные сроки работали художники цехов самых разных специальностей, выполнявшие работу, которую можно было выполнить только под непосредственным наблюдением режиссера.
Так, прорисовку персонажей и светотеней смог выполнить только один прорисовщик А.Маркелов, много лет проработавший вместе с А.Петровым. Уже в конце производства ему на помощь пришла асс[истент] худ[ожника]-постановщика Т.Агафонова.
Фазовку в группе выполняли асс[истент] худ[ожника]-постановщика Е.Караваева и худ[ожник]-постан[овщик] Л.Лобанова. В цехе смог выполнять эту работу только Э.Меладзе.
Сложнейшие многокрасочные «под натуру» фона (на целлулоиде заливочными красками) сделаны только одним человеком – и.о. худ[ожника]-постановщика Л.Лобановой.
Круг исполнителей в цехе заливки был шире, но для того, чтобы работники цеха могли правильно закрасить светотени, приходилось на каждую плоскость рисунка проставлять № краски. Это также отнимало в группе массу времени.
Выполнение плана художниками группы составляло 5-7 метров в месяц, и даже высококвалифицированный фазовщик Э.Меладзе – не более 10 метров в месяц.
Сложность исполнения реалистических персонажей и особенно объемных светотеней к ним постепенно сужали круг исполнителей и привели к тому, что наибольший объем самых трудоемких работ вынужден был выполнять сам режиссер Петров.
Все эти причины и определили неоднократные пролонгации сроков. Общий срок пр[оизводст]ва фильма составил – 1820 дней.
Фильм получил I группу по оплате.
[…]
В целом, по прямым затратам перерасход составил 46324 руб.
В заключение хочу обратить внимание на то, что нынешний уровень профессионализма основной массы работников цехов недостаточен для производства таких фильмов как «Геракл у Адмета».

11/II-87.
Директор картины
[Бутырина]

P.S. Необходимо отметить большую помощь реж[иссера] Г.Бариновой и асс[истента] худ[ожника]-постановщика Г.Петровой, выполнявших в группе все необходимые работы по завершению фазовки, заливки и подготовке сцен к съемке.
Без их помощи фильм был бы сдан не меньше, чем на месяц позже. […]»
Резолюция на отчете гласила: «С отчетом съемочной группы ознакомлен. Отдавая дань уважения кинорежиссеру А.Петрову, создавшему фильм в реалистической изобразительной манере и выполнившему основной объем графических работ собственными руками, хочу отметить, что фильмы подобной технологии не имеют (и не должны иметь по производственным требованиям) необходимого количества исполнителей графических работ. Повышенная трудоемкость вызвала огромную пролонгацию сроков окончания производства, привела к перерасходу сметных ассигнований по фильму. […]».
К этому надо добавить, что фильм в процессе производства претерпел смену трех монтажных редакций – сперва в сторону уменьшения метража, затем – в сторону восстановления части сцен и эпизодов. В результате этого значительная часть чистового, цветного материала, уже прошедшего все сложнейшие стадии цеховых работ, оказалась «в корзине».
Безусловно, «Геракл у Адмета» - шедевр мировой мультипликации и вершинное достижение А.А.Петрова, несмотря на то, что окончательный монтаж в значительной степени несет на себе следы недоработки – даже в ситуации производственного «либерализма», когда двадцатиминутная картина снималась около пяти лет, Петрову не удалось закончить работу в полном объеме. Столь долгое терпение руководства студии было вызвано еще и тем, что материал, представляемый группой, обещал не просто незаурядное произведение, но фильм, который может перевернуть представления о возможностях мультипликации. Собственно, и запуск таких картин Петрову (как и Норштейну) дозволялся только «под гарантию имени»: если бы подобные замыслы строил другой режиссер, не зарекомендовавший себя как выдающийся художник, то его проект был бы отклонен как нереальный. Но то, что невозможно для рядового режиссера, признавалось возможным для уникума. Однако уже после завершения «Геракла…» Петрова просто долгое время не хотели запускать ни с одной последующей работой: второго подобного скандала студия избегала. Как и в случае с Норштейном, «дыры в плане», образовавшиеся из-за срыва сроков, приходилось затыкать другим, не столь амбициозным авторам: часто кого-либо из них в конце года просили подсуетиться и сдать свою картину досрочно. Ради этого зачастую срок сдачи фильма будущей «жертвы» заблаговременно ставили на начало следующего года, чтобы выполнение плана было осуществлено с минимальным ущербом для качества.
Почти все это можно было бы отнести и к ситуации с «Шинелью» Ю.Б.Норштейна, хотя причины трудностей здесь были совсем иными. Если у Петрова суть проблемы была в отсутствии кадров, которые могли бы осилить уровень, заданный режиссером, то у Норштейна в клинч с производственными требованиями вошла необходимость увеличения метража и сроков съемки, обусловленная найденными в процессе работы технологией и творческим методом. Кроме того, ситуация осложнилась из-за непредсказуемых обстоятельств бытового и административного характера.
Киносценарий «Шинели» был закончен в конце 1980 года. В это время продолжительность будущего фильма предполагалась двух- либо трехчастевой, хотя на обсуждениях худсовета эта цифра еще и была «плавающей». В начале 1981 года состоялся запуск, началась работа над эскизами и раскадровкой. Однако в конце апреля фильм был закрыт из-за того, что оператору А.Б.Жуковскому студия отказалась оплачивать оклад, соответствовавший его тарификации (оператор высшей категории). Норштейн пытался добиться решения вопроса, дойдя до Ермаша, но получил отказ.
Работа над фильмом остановилась на год, в течение которого Норштейн работал мультипликатором на фильмах «Осень» и «Олимпионики». Возможно, если бы не случилось этой паузы, судьба картины сложилась бы совсем иначе. В мае 1982-го положенный Жуковскому оклад был дан, и группа запустилась снова. Но уже через два месяца у матери Норштейна случился инсульт, и вновь была оформлена консервация. Полгода Норштейн был в простое, без зарплаты, а Жуковский работал на других фильмах.
Возобновили производство в 1983 году. Начали снимать с одноминутной сцены – «Акакий Акакиевич ест суп». Это была проверка возможностей технологии – такой крупности планов прежде в мультипликации не было. Постепенно, от сцены к сцене, Норштейн нащупал принцип «плазменной» фактуры, которая и стала отличительной чертой этой работы: максимальное измельчение целлулоидных деталей перекладки, при котором достигается нечто среднее между традиционной перекладкой и «живописно-песочной» техникой. Самая сложная сцена, где эта «плазменность» достигла максимума, была снята позже («Акакий Акакиевич закутывается в одеяло»). Там были и трехчетвертные повороты, и движение складок одеяла, и внутреннее действие рук под ним. Эту сцену позже пришлось переснять вторично, так как она оказалась недостаточно убедительной. Но вообще пересъемок материала было немного. И с игровой, и с технической точки зрения – картина была экспериментальной.
Группа работала с февраля-марта 1983 до конца года, и весь 1984 год – полностью. В 1984 году худсовету был показан рабочий материал – 10 минут мультипликата. Отзывы были восторженные, результат получил высочайшие оценки М.Д.Вольпина, В.И.Славкина, Ф.С.Хитрука, Л.А.Шварцмана, Л.И.Мильчина и других членов художественного совета. Однако в ходе работы выяснилось, что съемки придется вести не по режиссерскому сценарию. Показанный материал уже радикально отклонялся от замысла. Сам найденный в процессе съемки творческий и технологический метод потребовал гораздо более детальной драматургической и актерской разработки каждого эпизода, а значит – и увеличения метража. Предвидеть это в процессе написания сценария или в подготовительном периоде, до начала непосредственной работы под станком, было невозможно. Может быть, этой неожиданности удалось бы избежать, если бы производство началось с создания экспериментального ролика. Поскольку худсовет проделанную работу и найденную технологию одобрил, Норштейн подал заявку на увеличение метража до пяти частей. Студия утвердила лишь четырехчастевый метраж и оформила пролонгацию сроков производства.
Работа группы продолжалась до конца 1985 года, когда у Жуковского случился инсульт. Возникла новая пауза, в течение которой несколько сцен Норштейн снял с оператором И.Я.Скидан-Босиным. Жуковский вышел из больницы в 1986 году, а в мае того же года работа прекратилась. Был исчерпан временной ресурс, и павильон надо было освобождать для другой группы. С 21 мая 1986 года фильм оказался в консервации.
Группа «Шинели» ушла в отпуск на четыре месяца, накопившиеся со времени начала работы. Дирекцией было дано устное обещание, что за эти четыре месяца для съемок подберут новое помещение. Имущество группы осталось упакованное в павильоне, оборудованием пользовалась группа И.Н.Гараниной, которая заняла производственную площадь для съемок своего масштабного и амбициозного полнометражного проекта «Кошка, которая гуляла сама по себе». Однако поиски нового помещения не закончились ни через четыре месяца, ни даже через три года. Предложенный Союзом кинематографистов вариант с предоставлением здания, где располагалось Бюро пропаганды советского киноискусства, не был использован из-за сопротивления занимавших это здание кинематографистов. Норштейн долгое время оставался без зарплаты, а после числился в группе, занимавшейся разработкой и конструированием нового съемочного станка, и делал мультипликат для дилогии А.Ю.Хржановского «Школа изящных искусств». Постепенно укреплялась уверенность, что дирекции студии фильм не нужен. Это ощущение усугублялось хамством коллег, обвинениями группы в разворовывании собственных материалов, нежеланием кукольного объединения разрешить испытания нового станка на своей территории. Все это происходило на фоне общих деструктивных тенденций на «Союзмультфильме», и закончилось увольнением Норштейна и Жуковского со студии в августе 1989 года.
По-видимому, именно прецеденты с «Гераклом у Адмета» и «Шинелью» (а также с третьим «скандальным» фильмом – «Королевским бутербродом» А.Ю.Хржановского, тоже выбившимся изо всех графиков – десятиминутная лента снималась около двух лет!) послужили «последней каплей», после которой, в 1987 году, руководство «Союзмультфильма» подготовило проект структурной реформы, предполагавшей создание третьего самостоятельного объединения, занимающегося, в отличие от кукольного и рисованного кино, «нестандартными технологиями». В него, как можно судить, могли бы войти группы А.Ю.Хржановского, В.М.Угарова, В.А.Караваева и других мастеров. Это предложение было очень разумным, т.к. выделяло «экспериментаторов» из общей производственной системы студии, в которую они укладывались с трудом и со взаимным ущербом. К сожалению, этим структурным преобразованиям не суждено было осуществиться, так как вместо них по указанию «сверху» последовало разделение студии на творческие объединения по тематическому признаку, что не принесло «Союзмультфильму» ничего хорошего.
Tags: Анатолий Петров, Норштейн, Союзмультфильм, анимация, статьи
Subscribe

  • Книжные новинки

    Поскольку на книжных ярмарках я не имею возможности бывать уже около двух лет, пополняю библиотеку закупками в интернет-магазинах. Сегодня пришли…

  • Вам, библиографы!

    В 1959 году в Детгизе вышла повесть Кирилла Домбровского «Внимание… Съёмка!» - рассказ для детей о том, как снимается научно-популярное кино.…

  • Пащенко - 120 (3)

    (Окончание) Последний период творческой биографии Мстислава Сергеевича прочно связан с именем Бориса Дёжкина. После окончания «Лесных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments