george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

Пустячок, а приятно

За что я люблю визиты в архивные и музейные хранилища – так это за то, что даже беглый взгляд на документ или музейную реликвию может неожиданно дать ответ на давнюю загадку. Или загадать новую, не менее интригующую. Производственный документ может рассказать подробности об истории съёмок картины, об изменениях в составе съёмочной группы, даже о физическом состоянии режиссёра. Протокол худсовета преподнесёт прямую речь автора, приоткрывающую завесу над его замыслом. Сценарий или раскадровка поведают о первоначальном сюжете и об истории его изменений. Фаза или фон раскроют секрет технологии их изготовления и съёмки. То же самое можно сказать о срезках, эскизах, типажах, мультипликате, фазовке… Даже обычная датировка на документе может моментально разрушить многолетний миф, вошедший во все учебники и растиражированный в киноведческих трудах. Такое в моей практике тоже было. Именно поэтому я с таким азартом занимаюсь разбором и атрибуцией архивов. Даже беглое и поверхностное ознакомление с ними предоставляет грандиозное количество уникальной информации.

Сегодня в Музее кино я из любопытства просмотрел рабочие раскадровки к третьему и четвёртому выпускам «Ну, погоди!». По-видимому, режиссёрские. Убедился в том, что третий выпуск снимался точно по раскадровке, а вот с четвёртым оказалось интереснее. Более того, я убедился в справедливости одной своей догадки, которую когда-то опроверг сам автор…

Я давно заметил, что в четвёртом выпуске «Ну, погоди!» титры стоят явно не на месте. Во-первых, они «разрывают» действие, которое продолжается после их завершения как раз с того момента, на котором остановилось. Такое в «Ну, погоди!» встречается крайне редко. Напротив, продолжение «пролога» завершается фразой «Ну, зайцы, погодите!», после которой следует затемнение и начало нового эпизода. Уже это подсказывает, что титры должны были находиться именно здесь, после того как Волк получил по голове «блином» от штанги. Наконец, эту догадку подтверждает то, что звучащая перед титрами фраза падающего Волка «Ну, заяц, ну, погоди!» - совершенно не мотивирована сюжетно. К этому моменту Заяц ещё не участвует в действии, он даже на экране-то ни разу не появляется. Совершенно ясно, что эту бессмысленную реплику поставили здесь лишь для того, чтобы «оправдать» переход к титрам…

Литературный и режиссёрский сценарий четвёртого выпуска мне не попадались. Поэтому я не упустил в своё время возможности спросить у В.М.Котёночкина, почему он переместил титры в этом фильме. Спросил с полной уверенностью в правоте своей догадки.
В.М. удивился и спросил: «Что значит – передвинул титры? Там всё по сценарию снималось!» На этот раз удивился я, объяснил причины своей уверенности и спросил, откуда же тогда взялось упоминание о Зайце, который там вовсе ни при чём. В.М. сначала сказал, что это «сценаристы напортачили», а потом задумался и вспомнил: «А, да, верно, я их ещё спрашивал: при чём тут Заяц? Они ответили: «А по принципу: во всём евреи виноваты!»»…
Такое объяснение мне показалось менее правдоподобным, но я поверил.
И вот сегодня я убедился, что прав был-таки я. В раскадровке четвёртого «Ну!» титры стоят именно на том месте, где они должны быть сообразно логике – после эпизода со штангой. Весь этот эпизод целиком является, как я и предполагал, продолжением пролога. Который развивается, не прерываясь.
Я даже получил подсказку относительно того, ПОЧЕМУ титры были перенесены. Это – более вольное допущение, но не лишённое оснований. Дело в том, что в четвёртом выпуске, судя по раскадровке, были сокращены некоторые кадры (с фехтовальщиком, например) и один довольно большой эпизод. Такое в «Ну!» случалось довольно часто, причём, как правило, «под нож» попадали финальные сцены. Так было с эпизодом с гарпуном в седьмом выпуске, с мотогонками по отвесной стене – в девятом, со спортивной ходьбой – в тринадцатом. В четвёртом же была удалена из сюжета сцена, где Волк попадал в спортивную душевую, оказывался ошпаренным кипятком, а затем пытался выкурить Зайца из кабинки для раздевания. Позже этот трюк переместился в пятый выпуск, где вместо кабинки появилась телефонная будка. Видимо, из-за этих сокращений «основная» часть фильма уменьшилась, и Котёночкин решил переместить титры, чтобы удалить диспропорцию (иначе пролог занял бы практически треть фильма).

Эта история – конечно, не выдающееся открытие. В моей практике бывали и намного более значительные. Но от этого раскапывать такие истории не менее интересно. А когда ты оказываешься «правдивее автора» - то испытываешь огромное удовлетворение.
Одно грустно: при колоссальных неизученных музейных фондах моей жизни для раскрытия всех тайн не хватит…
Tags: Котеночкин, Музей кино, Союзмультфильм, анимация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments