george_smf (george_smf) wrote,
george_smf
george_smf

Category:

ММКФ-анимация - 2

Ну что ж, попробую продолжить «рецензирование» новой российской анимации с ММКФ. Несмотря на неполадки с проекцией в Малом зале ДК, из-за которых программу пришлось сократить, исключив четыре последних фильма, всё-таки сегодня мне удалось посмотреть восемь новых для меня картин…

Про «Петушка и кошечку» Серёжи Меринова писать не буду, ибо видел уже этот фильм раньше. Повторю только, что считаю эту картину одной из самых интересных и интригующих по форме. Несмотря на недостаток цельности, как к эксперименту я к ней отношусь с большой симпатией.

«Зашкаф» Туркуса. Пожалуй, структура этой картины совершеннее, чем в «Заснеженном всаднике». Есть стержневая идея, побочные мотивы не исчезают в небытие, возникнув единожды. В общем, цельности в этом сюжете гораздо больше, чем в предыдущей работе. Упрекнуть его можно, во-первых, в невыразительности и ходульности мультипликата репличных сцен. И, во-вторых, сожаление вызывает «незавершённость» удачно найденной метафоры Зашкафа как загробного мира. Ведь избавившись от шкафа, главный герой «обрёл бессмертие», хотя бы и воображаемое. Жаль, что эта мысль в финале никак не подчёркнута. Новогодняя ёлка символизирует, скорее, лишь избавление от страха. Хотя – как прочесть…

«Джордж Гершвин» Ирины Марголиной. Пожалуй, поставить в укор этой работе, по большому счёту, нечего. Мне очень импонирует способность Иры находить для каждой новой композиторской биографии оригинальную форму и изобразительную эстетику. В данном случае – рассказ от лица девочки об истории семьи Гершвинов, проиллюстрированный «детскими» же рисунками. Здесь не вызывает вопросов ни совмещение натурных хроникальных кадров с наивностью рисунков Гоши Ляховецкого, ни органично сочетающиеся «примитивистская» манера изображения и мультипликата. Все эти решения обоснованы найденной формой подачи материала. То, что фактически половина фильма посвящена предкам Гершвина, а не ему самому, простительно: во-первых, история его родителей выглядит едва ли не интереснее его собственной (недаром изобразительным лейтмотивом картины стала утерянная шляпа его отца), а во-вторых, этот перекос объясняется интересом Иры Марголиной к семейным историям знаменитых людей, который проявляется не только в «Сказках старого пианино», но и в документальном цикле «Корифеи российской анимации».

«Как букашка голову потеряла» Светланы Разгуляевой – пожалуй, самый «средний» фильм программы. Неплохо придуманная история неразделённой любви не слишком выделяется на общем фоне современной анимации. Ни особых режиссёрских провалов, ни достижений я там не нашёл. Добротно исполненная работа. Разве что сам мотив испуга от «потери головы» выглядит не очень убедительно для персонажа, который сам носит головной убор. Этот ход кажется немного надуманным, введённым ради буквализации названия картины…

«Кранты в коробочке» из сериала «Комические ахреологи». Мне показалось, что сюжету этой серии тесно в рамках заданного метража. И это заставляет авторов рассказывать его скороговоркой, что особенно заметно из-за торопливых многословных объяснений ситуации и обстоятельств в репликах персонажей. Да и вообще действие развивается слишком поспешно. Если бы на тот же сюжет было отпущено минут 30, я думаю, он бы сильно выиграл.

«Мальчик-Чапайчик» Туркуса. По-моему, здесь оказался сыроват сценарий. Придуманный ход (перенесение ситуаций из фильма Братьев Васильевых в детский мир) очень быстро становится предсказуемым. Никакого оригинального переосмысления сюжета «Чапаева» и крылатых фраз оттуда не происходит. Афористичности этой истории явно не хватает. Она недостаточно парадоксальна. К тому же, уподобляясь советской цензуре, могу заметить, что в картине неясен адрес. Аллюзии и цитаты понятны лишь взрослым (вряд ли маленькие зрители успели познакомиться с произведением Фурманова и фильмом Васильевых раньше, чем увидели эту «новую версию»), но изобразительная эстетика при этом рассчитана явно на детей. Этот фильм особенно проигрывает по контрасту с короткометражками Резчикова, придуманными и остроумно, и виртуозно.

«О любви» Марии Степановой – наверное, самый провальный фильм программы. Причём «диагнозы», которые ему можно без труда поставить, застарелые и уже многократно проанализированные. Уж сколько раз твердили миру о вредоносности избытка закадрового текста! О том, что комментировать в фильме нужно лишь то, что нельзя показать. Однако мы снова видим устный пересказ того, что нам показывает экран. Причём и визуальный рассказ, и чтение – одинаково невыразительны, выхолощены. Закадровый текст можно было урезать впятеро, и фильм бы только выиграл. Это первое и самое очевидное. Второе – беспомощность режиссёра в показе героического сюжета. Ни пропорции персонажей (с инфантилизирующей их «большеголовостью»), ни примитивная, ходульная пластика, то и дело скатывающаяся к гротесковому восприятию, никак не соответствуют героико-романтическому характеру сюжета, и заставляют воспринимать его как анекдот. С героикой аниматоры вообще разучились работать. Это – одно из следствий увлечения интонациями, заданными когда-то «Горой самоцветов». Новое поколение аниматоров приучено излагать и сказочные, и былинные, и мифологические сюжеты в едином «анекдотическом» интонационном ключе, не понимая, что некоторым жанрам он просто противопоказан.
Кроме того, в фильме Степановой не выдержан принцип озвучания. Закадровый текст в кульминационный момент сменяется репликой главной героини. Это могло быть воспринято как удачный приём, но реплика вышла такой же невыразительной, как и дикторский голос, и никакого ощущения кульминации действия, высшей точки драматизма, не возникло.
Вообще, фильм «О любви» - характерный пример того, как современный режиссёр, наплевав на свои прямые обязанности – РАЗЫГРАТЬ сюжет перед зрителем, ограничивается тем, что ПЕРЕСКАЗЫВАЕТ его. Это, кстати, моя основная претензия и ко многим фильмам «Горы самоцветов», включая алдашинского «Бессмертного». Как будто перед зрителем, пришедшим в театр, начинают не играть пьесу, а скучным голосом зачитывать по бумажке её содержание. И делают это не мастера чтецкого искусства вроде Журавлёва или Юрского, а сатирики из передачи «Вокруг смеха», вроде Альтова, Измайлова или Смолина. На эстраде такое выглядит вполне нормально, но в театре – нет. Монотонное чтение книги никоим образом не заменяет спектакля, требующего изображения живых характеров и острых драматических ситуаций. А этого, похоже, теперешние аниматоры делать просто не умеют. И вместо того, чтобы разыграть сказочный сюжет, обращают его в анекдот.

Ну, и последний фильм – «Моя мама самолёт» Юлии Ароновой. По изобразительной части и мультипликату к фильму претензий нет, он очень стильный и ровно сделанный. Больше того, продолжение уже привычной эксплуатации стилистики детского рисунка и приёма озвучания фильма детским голосом – по-моему, тоже не главный «грех» картины (который пытался ставить ей в упрёк Серёжа Капков kapkoff ). Мне показалось, что сама логика сюжетной игры недостаточно основательна. И так показалось не только мне. Один из маленьких зрителей в зале во время просмотра громко спросил родителей: «А почему мама – самолёт?» Действительно, почему? Почему не дерево, не самовар, не скамейка, не дверь, не урна… По-моему, такое краеугольное допущение нуждалось в каком-то более убедительном обосновании. Чтобы начать игру с ребёнком, надо ввести его в предлагаемый мир, задать правила игры, причём – так, чтобы ребёнок в них поверил. «Обманывать зрителя» необходимо искусно… По этому поводу вспоминаются слова Ахматовой о прозе Хармса: «Ему удавалось то, что почти никому не удаётся, - так называемая проза двадцатого века: когда описывают, скажем, как герой вышел на улицу и вдруг полетел по воздуху. Ни у кого он не летит, а у Хармса летит». Вот умение заставить зрителя поверить, что мама может быть самолётом, – сродни этой способности пустить персонажа в полёт. Если ребёнок «зацепился» за допущенную неточность – эта игра безнадёжна… При этом с точки зрения изображения в фильме всё достаточно убедительно, здесь никакой «натяжки» не ощущается.

Это – впечатления сегодняшнего дня. Возможно, скороспелые. Завтра попробую продолжить…
Tags: сеансы, современная анимация, фестивали
Subscribe

  • Аркадий Райкин - 110

    Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Аркадия Райкина. В 2011 году мне довелось поучаствовать в научной конференции, посвящённой его…

  • "А я вам весь ваш Фейсбук тогда испорчу!"

    Пока ФБ лежит, а ЖЖ не оживает, впечатление, что все внезапно вышли гулять. Как здесь: https://youtu.be/IaiLUDOrkQQ

  • "Гераклу у Адмета" - 35

    Сегодня исполняется 35 лет со дня окончания производства многострадального шедевра Анатолия Петрова «Геракл у Адмета». Именно тогда была поставлена…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments