Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Билибин1

КРОК-ФЕСТ (1998)

Любительская видеосъёмка "фестиваля фестивалей" "КРОК: ФЕСТ". Сентябрь 1998 г.
Первое плавание международного фестиваля анимационных фильмов "Крок" по территории России.

Запечатлены режиссёры: Эдуард Назаров, Давид Черкасский, Фёдор Хитрук, Вячеслав Котёночкин, Евгений Сивоконь, Игорь Волчек, Андрей Хржановский, Александр Горленко, Владимир Тарасов, Александр Татарский, Леонид Носырев, Мария Муат, Иван Максимов, Дмитрий Наумов, Михаил Алдашин, Педро Серрацина, Войцех Собчык, Леена Яакелайнен, Валерий Фирсов, Марина Биляндинова и другие; художники: Марина Курчевская, Нина Виноградова, Надежда Михайлова, Эдуард Кирич, Наталия Чернышёва, Вера Кудрявцева-Енгалычева, Валентин Телегин, Андрей Бильжо и другие; писатели, поэты и драматурги: Михаил Липскеров, Владимир Голованов, Игорь Иртеньев, Игорь Жук; журналисты, кинокритики и киноведы: Наталия Мокрицкая, Алла Боссарт, Наталья Лукиных, Виктор Матизен, Андрей Шемякин, Алексей Орлов, Екатерина Кладо и другие; продюсеры и организаторы: Ирина Капличная, Иосиф Боярский, Вячеслав Маясов, Александр Герасимов, Елена Таврог, Сергей Лазарук и другие; актёр Николай Бурляев.

Часть первая. Открытие (фойе московского Дома Кино, фрагмент церемонии, фуршет), "вечер знакомств" в баре, прогулки по Угличу, Мышкину, экскурсии по Костроме и Нижнему Новгороду, прибытие в Ярославль.

https://youtu.be/Sx_mm_fzNPA

Часть вторая. Экскурсия по Ярославлю, церемония закрытия, обратный путь, прогулка на берегу, фестивальный карнавал.

https://youtu.be/L6ORO6pv7os
Билибин1

Страутмане - 90 (4 часть)

В 1980-е гг. жизнь и работа Страутмане были омрачены разрывом с Александром Жуковским. Его уход и распад семьи, по воспоминаниям друзей и коллег, её очень подкосил. Кроме того, ей всё чаще доставались «проходные» постановки.

Одной из них был микрофильм «Финиш», снятый в 1983 году как отклик на актуальную в то время кампанию по борьбе за дисциплину.

«Финиш» (1983)


Collapse )
Билибин1

Страутмане - 90 (3 часть)

Первая работа Расы Страутмане на телевидении – фильм «Завтра – день рождения бабушки» - вышел малоудачным. В нём Страутмане впервые имела дело с классической кукольной технологией и впервые же обратилась к теме внимания к старшим (позже ей будут посвящены ещё два её фильма).

«Завтра – день рождения бабушки» (1975)


Collapse )
Билибин1

Страутмане - 90 (2 часть)

…После «Летающего крокодила» Раса Страутмане вновь вынуждена была работать над короткометражными и заказными фильмами. В 1970 году она снимает сюжет «Небылицы» для второй «Весёлой карусели» по сценарию Феликса Камова, Александра Курляндского и Аркадия Хайта. По иронии судьбы, он тоже был о крокодиле. Но, в отличие от «Летающего крокодила», сделанного в технике плоской марионетки, в «Небылицах» художник-постановщик Даниил Менделевич построил изобразительное решение на рисунке цветными карандашами на «кальке». Помимо съёмки сюжета, Страутмане доверили и сборку всего альманаха.

«Небылицы» (1970)


Collapse )
Билибин1

Страутмане - 90 (1 часть)

Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения Расы Артуровны Страутмане.

Ни в Интернете, ни в специальной литературе о ней нельзя найти ничего, кроме скупых и сухих биографических данных. Её судьба – по-прежнему «белое пятно» отечественной мультипликации. Хотя странно, почему она не стала одним из символов борьбы с советской киноцензурой конца 1960-х годов, уступив в известности А.Ю. Хржановскому с его «Стеклянной гармоникой»…

Collapse )
Билибин1

Муха-Цокотуха 1941/2018

Оказывается, этим летом кто-то вывесил на YouTube нашу "Муху-Цокотуху" без информации о её восстановлении. Исправляя эту несправедливость, обнародую ссылку на полную версию, со вступительными и финальными титрами.

https://youtu.be/WYwk4ph20Tg

О работе над воссозданием фонограммы можно узнать здесь:

https://george-smf.livejournal.com/224110.html
Билибин1

22-24 августа 1991 г. Что помнится...

…Первые два дня после путча запомнились главным образом новостями. 22-го – об аресте членов ГКЧП (кроме Стародубцева) и самоубийстве Пуго, переименовании площади перед Белым домом и т.п. Возобновился выход газет, все они, естественно, были посвящены прошедшим событиям. На студии их тоже обсуждали, некоторые сотрудники поздравляли друг друга. На «митинг победителей» не пошёл, видел только картинки оттуда – судя по ним, «победителей» было в разы больше, чем защитников Белого дома 20-го и даже радостных москвичей 22-го. По радио слушали пресс-конференцию Горбачёва.

23-го было уже спокойнее. Стало ясно, что Ельцин взял власть окончательно и бесповоротно. Смотрел и слушал по ТВ и радио, как заклёвывают российские депутаты Горбачёва, еле пытающегося защититься. Ельцин подписывал указ за указом – о запрете РКП, передаче всех типографий под контроль РСФСР, запрете СМИ, поддержавших путчистов. Уволили руководителей ТАСС и АПН; программа «Время», ещё 21-го числа что-то вяло мямлившая, быстро «перекрасилась». Заславский объявил о субботнем трауре.

Кстати, именно 23 августа я получил на студии постоянное удостоверение сотрудника «Союзмультфильма» - свою первую «корочку».

24 августа запомнилось особенно. В связи с объявленным трауром по ТВ и радио передавали в основном музыку, и я отправился смотреть на Москву.

На Лубянке любовался на постамент от Железного Феликса – весь исписанный, выщербленный, расколотый на сувениры. Люди ходили вокруг, читали надписи, кое-кто даже записывал. Хотел пойти к Старой площади – полюбоваться на опечатанное здание ЦК КПСС, но передумал и свернул на Никольскую. В одной из витрин уже была устроена экспозиция, посвящённая недавним событиям – самодельные транспаранты, кусок брони БТРа, личные вещи защитников Белого дома, фрагменты баррикад… События 19-21-го августа уже воспринимались как исторические.

К девяти утра подошёл к Манежной. Наблюдал за подготовкой траурной церемонии, выстоял два часа митинга. С процессией к месту захоронения не пошёл. Было жарко, и многих митингующих, которым делалось плохо, выносили к машинам «скорой помощи».

Прошёлся по магазинам, накупил уйму газет, осознавая их историческую ценность. Затем вышел на площадь Революции. Издалека было видно, как вокруг постамента от памятника Свердлову (уже снесённого) толпятся люди. Подойдя поближе, разглядел одного или двоих человек, которые колотили сверху ломами по тому месту, где ещё недавно стояла фигура Свердлова. Остальные, те, кто поближе, били булыжниками и вообще твёрдыми предметами по гранитным углам постамента, стараясь отбить от него куски. Время от времени им это удавалось, и толпа бросалась подбирать осколки на сувениры. Я тоже умудрился подхватить четыре штучки. Три потом раздал знакомым, один оставил у себя…



Это был один из самых ярких дней моей жизни, несмотря на формальный траур. После «трёхминутный рай» как-то рассосался, хотя приподнятое состояние я ощущал порой ещё и в первые дни сентября…

«А дальше хуже было всё,
И дальше я не помню».

(с) МЛА
Билибин1

Урок

Что ни говорите, а вера Путина в то, что камлание шамана Габышева может поколебать его кресло, и убеждённость многих, что главное – это вынести Ленина из Мавзолея, - явления одного порядка.

Квазирелигиозная вера в сакральную силу символических жестов.

Тридцать лет назад она тоже была. После путча все радостно бросились свергать Дзержинского, не обращая внимания на тех, кто сидел в соседнем здании и испуганно смотрел в окошки. Зачем? Главное – убрать «Железного Феликса», а остальное всё приложится! Всё наладится, образуется, виноватые станут судьями, и далее по тексту.

Вот и вкушаем теперь последствия. Без Феликса.

В общем, когда в России станет что-то меняться и вам опять кто-то станет предлагать сделать что-либо символическое как самое насущное (убрать звёзды с кремлёвских башен, переименовать Лубянку, заменить триколор или перезакопать ещё разок мощи Государя Анператора), - гоните его! Не верьте ему!

Он не знает, как надо!
Билибин1

Акционеры - 99

22 года назад, 1 июля 1999 года, «Союзмультфильм» был акционирован. Как все уже, наверное, знают, это было сделано тайно, в обход законов и процедур и в нарушение Поручения президента РФ Ельцина о «создании условий для преобразования студии во ФГУП». Фактически это было начало уничтожения студии и её прославленного коллектива, которое было победоносно завершено в 2001 году.

Все работники студии знали, зачем это делается и что за этим последует. Поэтому большинство союзмультфильмовцев голосовало против этого шага. Однако к тому моменту студия уже почти два года как была захвачена рейдерами во главе с бывшим директором Сергеем Скулябиным, уволенным решением коллектива и Правления в мае 1997-го. Полномочий Скулябина почти никто не признавал. Его поддерживала небольшая группа режиссёров (Сергей Олифиренко, Елена Пророкова, Елена Гаврилко), заместитель по производству Леонид Каюков (курировавший съёмки заказного сериала «Медвежья спасательная служба»), группа административных работников, пришедших на студию уже при Скулябине (зам. директора Владимир Канторович, руководитель специально созданного «видеоотдела» Дмитрий Крючков и др.) и ещё пара десятков работников рангом пониже, в т.ч. из цехов. Остальные союзмультфильмовцы Скулябину подчиняться отказывались.

Однако закон требовал одобрения решения об акционировании коллективом. Скулябину и его сподвижникам ничего не оставалось, как имитировать волеизъявление коллектива, выдав за него фальшивку. В марте 1999 года на несколько часов на проходной студии появился «приказ» о проведении выездной конференции «по творческим вопросам». После чего бесследно исчез. Почти никто не сомневался, что в число «творческих вопросов» и будет включено решение о статусе предприятия. Чтобы оно было легитимным, нужно было провести выборы делегатов во всех отделах и подразделениях студии, с соблюдением процентной нормы. Однако выборов не было. Вместо них делегаты в необходимом количестве были попросту назначены рейдерами (как потом выяснилось). В число участников «конференции» вошли почти все сторонники Скулябина, а также молодые сотрудники, оформленные в штат студии за считанные месяцы или даже недели до этого, и вообще ничего не знавшие о ситуации. Некоторые из работников студии были «куплены»: они согласились участвовать в этом тайном мероприятии и молчать об этом, за что позже, в процессе уничтожения «Союзмультфильма», получали материальное вознаграждение в форме выплат за выслугу лет и т.п. Целый ряд структурных подразделений и цехов студии на «конференции» вообще не был представлен.

Поскольку Госкино после рейдерского захвата, естественно, финансирование студии прекратило, Скулябин с начала 1999 года начал на «собственные» средства осуществлять новые запуски (до этого захваченная студия год была почти целиком в простое, а зарплаты задерживались неделями, а то и месяцами), чем привлёк на свою сторону ещё несколько десятков творческих работников. Разумеется, после акционирования все эти проекты были остановлены и свёрнуты, оставшись незавершёнными.

«Конференция» состоялась в субботу, 27 марта. Скулябин заказал несколько автобусов, погрузил на них своих сторонников и вывез в пансионат под Звенигородом. В понедельник все они были уже вновь на рабочих местах, и ни один из них не проговорился о том, что именно было решено на этом тайном сборище. Так Правление и основная часть коллектива лишались возможности предупредить действия по незаконному изменению статуса студии.

Однако догадаться о «повестке дня» и ходе «конференции» было несложно. Буквально через несколько дней после этого события я принёс в сценарный отдел (который являлся «штабом сопротивления») художественную реконструкцию. За основу была взята известная пьеса Леонида Филатова.

«Эффект был велик». Я впервые в жизни, например, видел хохочущих в голос Наталью Голованову и Татьяну Папорову. Машинопись вырывали друг у друга из рук, совали каждому вновь пришедшему. Предлагали немедленно вывесить на доске, где Правление информировало коллектив о своих действиях. Однако председатель Правления Шилобреев, который в тот момент выступил с предложением о переговорах с рейдерами, решил пока ничего не обнародовать, чтобы не давать повода к срыву переговоров.

Тогда я отксерил текст и понёс его по цехам. И вот тут реакция была совершенно иной. Прочтя «стенограмму» и посмеявшись, работники прятали её в ящики столов, чтобы, не дай бог, кто-нибудь не увидел. Те, кто вызывался прочесть текст своим коллегам или передать по рукам, возвращались с полдороги, передумав: «У нас разные люди в цеху есть, могут и «стукнуть»…». Вот когда я увидел результаты производственного террора, который устроил на студии Каюков…

Там, конечно, было чего испугаться. Например, намёков на влиятельную супругу (или сожительницу?) Скулябина, работавшую в руководстве одного из банков, по рассказам – дочь высокопоставленного партийного функционера. Или на материальную заинтересованность в акционировании руководства Мингосимущества и СК. Или прямого упоминания одного из негласных «партнёров» Скулябина, который, по слухам, был одной из самых криминальных фигур в его окружении. Говорили, что именно он организовал покушение на законного директора студии Эрнеста Рахимова в августе 1997-го, за неделю до вторжения (так это или нет – бог весть).

В общем, оперативно написанный текст лёг в архив. Хотя и позже активисты Правления, бывало, цитировали его – настолько точно там была ухвачена суть происходящего.

ОАО «Киностудия «Союзмультфильм»» было зарегистрировано в Московской области 1 июля 1999 года. Официально мы были извещены об этом только в июне 2000-го. А стенограмму и другие документы «конференции» мы смогли увидеть ещё позже, когда оспаривали акционирование и последовавшие за ним наши увольнения в суде.

Но и моя «реконструкция» сохранилась – как исторический документ. Вот тот давний текст (прозвище «Скулябля» придумано Эдуардом Назаровым, некоторые строфы Леонида Филатова оставлены без изменения):


Collapse )
Билибин1

Ко Дню Пионерии

Дублирую прошлогодний пост в ФБ, которого здесь не было:


Это не шутка. «Это документ, между прочим». (с)

В 1926 году Ленинградское отделение Госкино закончило производством первый советский мультфильм для детей – «Два сна».

В Главрепертком он был направлен 24 мая, а уже через два дня – запрещён к демонстрации без права переделки как картина, «идеологически чуждая коммунистическому детдвижению», которая «оформлена крайне бесхудожественно».

Содержание этой работы полностью реконструируется по подробнейшим стихотворным титрам. Авторы фильма (как и автор стихотворного текста) остаются неизвестными по сей день.

Поскольку картина была запрещена, то её фактически никто не видел, и информации о ней не было даже у московских мультипликаторов. И первым детским рисованным фильмом стал считаться «Сенька-африканец», законченный более года спустя.

По-видимому, «Два сна» представляли собой компиляцию из натурных (явь) и рисованных (сны) кадров, как было принято в те годы. В сюжете явно заметно влияние «Сказки о Пете, толстом ребёнке, и о Симе, который тонкий» Маяковского, изданной в 1925 году.

Поскольку ни в одну книгу о мультипликации это произведение целиком не помещается, публикую его здесь – ко дню рождения Пионерской организации. По монтажному листу.

Collapse )